Говорят, что чиновник рожден для волокиты. Об этом состоянии его души (а еще о мздоимстве и умении из белого сделать черное) хорошо рассказал президент Путин в послании к Федеральному Собранию. История, поведанная чекистом И. Громовым в редакции «Ставропольской правды», похоже, из этой же серии…

Игорь Громов сам по себе человек незаурядный, с интересным прошлым. Служил в управлении ФСБ по Ставропольскому краю, участвовал совместно с группой «Альфа» в освобождении заложников в 1995 г. в Буденновске. Сейчас на пенсии – сотрудники спецслужб уходят в отставку рано.

В Буденновском районе, который скоро отметит скорбную дату – 10-летие теракта, офицера хорошо знают и уважают. Поэтому он и откликнулся на приглашение группы акционеров, владеющих контрольным пакетом акций ЗАО «Терский», занять должность генерального директора этого сельхозпредприятия. Акционеров, видимо, привлекло его чекистское прошлое: предприятию потребовалась «сильная рука», чтобы привести в порядок расстроенную экономику. То есть нужен был антикризисный управляющий.

– ЗАО «Терский», – говорит Громов, – в принципе неплохое хозяйство. Здесь трудолюбивые люди, богатые земли, на которых можно выращивать солидный урожай при умелом руководстве. Но, как я понял, изучив документацию, именно руководство сельхозпредприятия, в частности гендиректор Бешко, стало дестабилизирующим фактором. Странные сделки, когда, например, солярка закупается по цене заметно выше рыночной, запутанные отношения с кредиторами, изымающими за долги технику. Практически невозможно разобраться, куда делась значительная часть зерна прошлогоднего урожая. Бешко «достал» даже чиновников района, не говоря уже об акционерах сельхозпредприятия, которые не стесняются в выражениях, когда оценивают его деятельность. В лицо говорят. Он пришел в хозяйство в качестве гендиректора в 1998 году, проработал менее двух лет – освободили от должности «по состоянию здоровья». Сам написал заявление, потом долго судился и был восстановлен на работе. Терпение в очередной раз у акционеров лопнуло, и в ноябре прошлого года было проведено внеочередное собрание, на котором досрочно прекращены полномочия Бешко, а я избран генеральным директором. Но до сих пор не могу приступить к выполнению своих обязанностей: как я догадываюсь, в какой-то «теме» Бешко стал ключевым винтиком, который заинтересованные силы не дают вытащить – чтобы не развалилась конструкция…

На том собрании акционеров 97% голосов было отдано «за» Громова, после чего Владимир Бешко уже традиционно подал иск в Буденновский горсуд «о восстановлении на работе». Однако Фемида на сей раз повернулась к изгнаннику не лицом: иск не был удовлетворен, и через 10 дней решение суда вступило в законную силу. С этим решением и протоколом собрания акционеров, утвердившим его избрание, Громов, как и положено, отправился в межрайонную инспекцию федеральной налоговой службы № 6 по Ставропольскому краю (базируется в Буденновске), чтобы исполнить, в общем-то, простую формальность – зарегистрировать изменения в госреестре юридических лиц. Инспекция должна была внести в этот реестр сведения о новом генеральном директоре, «имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица». Обычная процедура, через которую проходят сотни руководителей уже действующих или свежеиспеченных предприятий и организаций.

Но Громов получил отказ, подписанный начальником налоговой инспекции И. Лисицыным. В этом документе фигурирует следующее потрясающее обоснование, цитирую: «Таким образом, при смене руководителя юридического лица в регистрирующий орган представляется заявление… подписанное лицом, сведения о котором содержатся в государственном реестре (прежним руководителем)…». Ну а поскольку бывший гендиректор Бешко заявление о внесении изменений не подписал, т.е. «не представил» преемника, то Громову указали на дверь.

Удивительное решение. А если бывший начальник, скажем, умер или сбежал в дальние страны? А если выставили, как Бешко, и он, затаив кровную обиду, ни за какие коврижки не пойдет в инспекцию подписывать бумаги в пользу врагов? Следовательно, воля акционеров, собственников предприятия, никогда не будет исполнена. Похоже на абсурд.

Руководитель управления ФНС по Ставропольскому краю Татьяна Ренскова, которую я попросил прокомментировать данный спор, довольно сдержанна в оценках. По ее словам, Лисицын исполнил букву Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». А в «похожих на абсурд» ситуациях действия налоговых органов регламентированы актами вышестоящего ведомства…

– Если же возникает спор о руководителе юридического лица между гражданами, имеющими право без доверенности действовать от имени юрлица, то регистрирующий орган не вправе вмешиваться в хозяйственную деятельность юридического лица, – говорит Т. Ренскова. – Спор в указанном случае может быть разрешен в судебном порядке…

Громов долго судился. Сначала в Ленинском райсуде, а затем в арбитражном суде, который в конце апреля уже этого года вынес решение по существу. Судья, рассмотрев заявление ЗАО «Терский» (которое действовало в интересах Громова), признал незаконным решение налоговой инспекции. Судья указал, что довод ответчика, т.е. инспекции, насчет обязательной подписи Бешко «является незаконным, так как отстраненный от должности руководитель юридического лица не имеет права выступать от имени юридического лица, в том числе подписывать какие-либо документы от имени обществ». Суд обязал налоговую инспекцию зарегистрировать изменения в сведениях о сельхозпредприятии, касающиеся нового гендиректора Громова.

– Решение суда не было реализовано, хотя, как и следует по закону, судебные приставы возбудили исполнительное производство, – говорит Громов. – Я лично был на приеме у Лисицына. Спрашиваю: «В чем причина, почему не исполнено судебное решение?» Он долго говорил о «серьезных обстоятельствах», а потом многозначительно заявил: «Мне здесь жить». (Впрочем, Лисицын, до которого мне не удалось дозвониться, вряд ли подтвердит эту фразу. – А. В.) Кстати, налоговая инспекция не стала обжаловать решение арбитражного суда, но зато это сделал Бешко, участвовавший в процессе как третье лицо. Одновременно он обратился в апелляционную инстанцию с ходатайством о приостановлении исполнения решения арбитражного суда первой инстанции. Лично я никогда не слышал о таких «поворотах», которые произошли дальше: апелляционная инстанция, не рассмотрев дело по существу, пошла навстречу Бешко – вынесла определение об отзыве исполнительного листа, ранее выданного в адрес налоговиков. То есть Лисицын как бы «не успел» исполнить решение суда первой инстанции, которое должен был удовлетворить немедленно. Но зато теперь имеет законное право развести руками – лист отозван. Иди, мол, Громов, судись дальше…

И Громов пошел. В ответ на жалобу на действия апелляционной инстанции он получил «успокоительное» письмо из арбитража. Смысл его в следующем: все законно, не надо суетиться, и вообще ваши интересы не ущемлены, потому что, если апелляционная инстанция оставит первое решение суда без изменения, оно вступит в законную силу «и для его исполнения будет выдан новый исполнительный лист».

Довольно слабое утешение для человека, который, имея все законные основания, полгода (!) не может вступить в должность генерального директора. Руководит хозяйством неизвестно кто. «Дед Пихто» или «Кузькина мать», если, конечно, подобный юмор уместен в данной ситуации.

Формально пока «на хозяйстве» заместитель Громова, который «благодаря» затянувшимся разборкам не имеет права подписывать финансовые документы.

Сам Громов подозревает, что волокита затеяна с единственной целью – дотянуть до уборки урожая. Ведь неизвестно, какие сделки, связанные с его реализацией, успел заключить Бешко. Есть в этой истории и еще один «подводный камень»: по некоторым данным, ЗАО «Терский» (вернее, его урожай) засветилось в очень крупном уголовном деле, хорошо известном не только в Буденновске, но и за его пределами. Приговора пока не было. Но многим «здесь жить»…

Андрей ВОЛОДЧЕНКО