Мой дом – моя крепость. Этим могут похвастать многие счастливые обладатели крыши над головой, но только не жильцы общежития по проспекту Кулакова, 8, краевого центра. Обреченные

Известие о том, что они живут «на бочке с порохом», стало полной неожиданностью для работников предприятия, издавна и попросту именуемого в городе «малой химией», и членов их семей, населяющих общежитие. Причем, как оказалось, угроза «взлететь на воздух» существовала с самого первого дня их появления в этом доме, и исходит она в том числе и от главного кормильца и благодетеля – предприятия, которому многие из них отдали значительную часть своей жизни.

Причина в том, что здание расположено слишком близко к действующим объектам химической промышленности третьего класса опасности. Всего в 30 метрах. Это при том, что ширина санитарно-защитной зоны, в пределах которой проживание людей категорически запрещено, в данном случае составляет не менее 300 метров. Таково заключение экспертной комиссии городского Центра госсанэпиднадзора, которая в 2004 году обследовала дом на предмет его соответствия санитарно-эпидемиологическим нормам. Случись вдруг на одном из химических производств крупная авария, обитатели общежития обречены на гибель, утверждают специалисты.

Возникает вполне закономерный вопрос: кто поселил людей в «опасное» здание. Как ни странно, руководство той самой «малой химии». Именно ему многие семьи работников химического производства обязаны тем, что обрели какую-никакую крышу над головой. В 70-х годах прошлого века администрация «Люминофора» превратила одно из строений в общежитие, предложив работникам, ожидающим получения собственного жилья, временно там поселиться. Понятное дело, никто не отказался.

Было ли это сознательным пренебрежением элементарными требованиями безопасности со стороны руководства или же оно просто-напросто не ведало(!) об угрозе, которой подвергают своих работников, теперь сказать трудно. Но факт остается фактом: административное здание, расположенное вблизи завода, стало жилым без малого на 30 лет. Все эти годы оно служило для многих своеобразным перевалочным пунктом на пути к собственным квартирам.

Система работала бесперебойно, пока не случилась перестройка, за которой последовали кризис и упадок производства. Завод перестал строить дома для сотрудников. Последний раз несколько семей получили жилье в 1999 году. А еще через год обитателей общежития известили о том, что по решению Арбитражного суда Ставропольского края здание, служившее им временным пристанищем, передано в муниципальную собственность Ставрополя в связи с несостоятельностью завода. Последние надежды получить обещанные предприятием квартиры рухнули. Двадцать шесть семей очередников, населявших общежитие, так в нем и застряли.

Мария Зыбина, трудившаяся на заводе с 1977 года, к тому времени в списках на получение жилья значилась одной из первых. Вместе с двумя детьми она стала «заложницей» временного пристанища. Вот уже пять лет, как Зыбина на пенсии, но все еще продолжает работать – пенсионных денег на троих не хватает. Об опасности химического производства Мария знает не понаслышке. Свежи в ее памяти последствия «незначительных» утечек химикатов, унесшие жизни нескольких работников.

Еще до того как официально было установлено, что дом расположен в опасной близости от предприятий, жильцы всерьез озаботились другой проблемой: как бы не оказаться на улице. Собственно, в этом и первопричина конфликта. Оно и понятно: хозяева здания сменились, и хотя администрация города заверила, что никого выселять из общежития не собирается, но мало ли что… Вот и решили они закрепить за собой комнаты юридически. Тут-то и выяснилось, что здание не имеет статуса жилого дома, а потому и приватизировать в нем жилплощадь не представляется возможным. С момента заселения сотрудников завода во «временное» общежитие руководство предприятия так и не позаботилось о том, чтобы оформить объект как жилой. По документам строение значилось административным. И только после того как жильцы подняли вопрос об изменении статуса здания, на пороге впервые показалась комиссия санэпиднадзора. Вердикт ее известен: жить в такой близости от химических предприятий крайне опасно, а потому запрещено. Узнав об этом, обитатели злополучного дома обратились к его собственнику – администрации краевого центра с просьбой срочно их расселить. Но не тут-то было. Городские власти, считают люди, от их проблем просто отмахнулись: дескать, мы вас в это здание не поселяли, а свободного жилья у города, естественно, нет.

Тем временем опасность «взлететь на воздух» неуклонно возрастала. Пока осуществлялась процедура банкротства, через которую проходил «Люминофор», производство практически стояло. Зато потом мощности завода стали арендовать частные лица и фирмы. Сейчас на его территории зарегистрировано около 70 частных предприятий. Увы, далеко не за всеми российскими частниками замечено уважение к технике безопасности и строгому соблюдению технологии производства.

Жильцы несуществующего, по сути, общежития стали стучаться в двери всевозможных инстанций – краевых и федеральных, подняли шум вокруг своей проблемы. В результате мэр города письменно заверил их, что до конца нынешнего года все будут переселены из «опасного» строения. По словам первого заместителя главы города Сергея Кобылкина, две трехкомнатные квартиры уже готовы и ждут своих новых обитателей.

– К сожалению, в программу ветхого жилья жителей дома по проспекту Кулакова, 8, включить не удалось – как раз в связи с тем, что здание не относится к жилому фонду, – пояснил он. – Поэтому расселение будет осуществляться за счет благотворительных отчислений различных строительных организаций.

В разговоре с корреспондентом «СП» Сергей Кобылкин признал, что подобных «бочек с порохом» в краевом центре хватает. Так что жителям названного общежития повезло: они сумели привлечь внимание к своей проблеме, в том числе и благодаря СМИ.

В общем, остается лишь дождаться выполнения обещаний, данных городскими властями. А еще – молить Бога, чтобы он простирал свое благоволение над производственными процессами как можно дольше. Если уж люди оплошали...

Евгений СУХАРЕВ