Как мы уже сообщали, в станице Курской под председательством губернатора Александра Черногорова прошло выездное заседание совета по экономической и общественной безопасности края. Главный вопрос – проблемы обеспечения безопасности и защищенности населения Курского района, проживающего на территориях, непосредственно прилегающих к административной границе с Чеченской Республикой. На языке военных и милиционеров, официально эта земля называется: «Оперативная зона 3-а».

Защитим и себя, и Россию

Как и всё, зона 3-а имеет свою историю. И без краткого экскурса в прошлое – пусть и очень недалекое – не понять ни сегодняшних ее проблем, ни потерь, ни достижений.

История присутствия силовиков на административной границе Ставрополья с Чеченской Республикой далеко не проста. За десять лет ее существования (а создана зона в декабре 1994 года) здесь то строили контрольные посты милиции (числом – семь), то их ликвидировали, то перенумеровывали и переименовывали в опорные пункты милиции. Всегда это проводилось под лозунгом «укрепления границы». Но почти всегда, на мой взгляд, в проигрыше оказывалось Ставрополье, потому что «демаркация» административной границы проводилась во многих случаях за наш счет, то есть за счет краевого бюджета. Сколько было вложено сил и средств в укрепление наших административных рубежей, не знает никто. Потому что укрепляло их Ставрополье в основном с помощью такой-то матери и пресловутых «спонсорских» денег, представляющих оброк, хотя и добровольный.

Подчеркнем, что краевые власти никогда не снимали проблемы безопасности с повестки дня. И, по разным оценкам, только в инженерные сооружения на административной границе было вложено от 15 до 30 с лишним миллионов рублей. Я склонна более доверять второй сумме.

Тем не менее надо напомнить и о том, что одно время – правда, очень недолгое – зона 3-а числилась в составе Временной объединенной группировки федеральных сил на Северном Кавказе. На административной границе с Чеченской Республикой нес службу сводный отряд ставропольской милиции, финансирование которого осуществлялось из тех же источников, что и всей контртеррористической операции, правда, скажем так, по второй категории. Однако, по выражению тогдашнего замначальника ГУВД СК генерал-майора Александра Сысоева, СОМу давали все – «от патрон до макарон».

Закончились и патроны, и макароны. И всякое другое финансирование. Шоковая реакция губернатора Александра Черногорова – на эту тему прошло экстренное заседание совета экономической и общественной безопасности края – вполне понятна и объяснима. Решение приняли без учета мнения руководителей Ставрополья. Тем не менее на охрану «несуществующей границы» было выделено почти десять миллионов рублей.

Я помню и комментарии того времени ставропольской милиции (цитирую их по публикациям в нашей же газете): трагедию из этого делать не стоит. Решение принято после оценки эффективности контртеррористической операции. Она – в завершающей стадии, и сводный отряд милиции Ставропольского края, с учетом его положительной работы, может справиться со своими задачами не на федеральном уровне, а в масштабах края.

Сегодня уверенно можно говорить о том, что общими усилиями поставленная задача была выполнена. Но с тех пор именно краевой бюджет финансирует безопасность приграничной зоны. Хотя ни для кого не секрет, что это направление имеет стратегическое федеральное значение.

На совбезе констатировали, что границу мы удержали. Обходится охрана форпоста России недешево – в несколько миллионов рублей, но себя оправдывает. За счет краевых средств выплачивается и надбавка ставропольским милиционерам, которой они лишились, уйдя из «федерального списка», и деньги на питание во время приграничной службы. Особых ЧП здесь допущено не было.

Но совсем недавно МВД решило в очередной раз навести порядок на административной границе – по-новому построить здесь работу. Поражает сама ситуация: в нашем подразделении – а сейчас это группировка сил и средств Курского РОВД, финансируемом Ставропольем, распоряжается кто-то третий, забывший вложить в эту структуру хоть копейку.

Не будем вдаваться в подробности приграничной реорганизации в надежде, что она станет неприятным сюрпризом для членов чеченских незаконных вооруженных формирований, отметим только, что в ее составе останется федеральный КПМ. А это значит, что численность наших стражей границ на такое же количество уменьшена. И что очередное сокращение опорных пунктов милиции и переход к патрулированию и охране границы мобильными группами материально тоже никак не подтверждены из Москвы. А ведь в конце 2001 года при переходе на самостоятельность ставилась такая же задача – маневренные группы, дозоры и засады. Для которых, понятно, нужны БТРы, другая военная техника, бензин. Ничего этого нет и в помине. Кроме того, для охраны границы отвлекаются основные силы патрульно-постовой службы Курского РОВД. А это, в свою очередь, сказалось на росте общей преступности в районе. Так что проблема охраны границы требует новых, более эффективных подходов.

Их выработкой и занимались члены совбеза. Но, говоря словами поэта, «работа адова будет сделана и делается уже». Потому что иного пути у нас нет. Как отметил Александр Черногоров, оставленный один на один край должен и может бороться с реальными угрозами своей безопасности и безопасности России.

А они – отнюдь не только в военно-милицейском аспекте приграничной жизни.

Свободная от экономики зона

На социально-экономических проблемах сосредоточил выступление глава администрации района Сергей Логвинов. Курский район понес значительные людские, материальные и финансовые потери еще в период первой чеченской кампании. Поставили его в труднейшее положение и Хасавюртовские соглашения. Гибли и попадали в заложники люди, похищался скот и автотранспорт, подвергались обстрелам и налетам населенные пункты. Все это привело к оттоку коренного населения. То же самое происходило и в ходе второй чеченской кампании.

В этих условиях собственные усилия по нормализации жизни в районе оказываются малоэффективными. Хотя в минувшем году получен рекордный за всю историю района урожай зерновых – свыше 250 тысяч тонн. Четыре пятых сельхозпредприятий сработали рентабельно. Несколько оживилась работа строительных организаций, активно велась газификация населенных пунктов.

Несмотря на эти и другие положительные сдвиги, нерешенность ряда экономических и социальных проблем, увеличивающаяся безработица не позволяют говорить о коренном улучшении ситуации. Причины – и объективные, и субъективные. Но так или иначе они связаны с административной границей. О потерях Курского и его экономики уже напрочь забыли в Москве, не рассчитывают на компенсации и здесь. Но вопрос, как восстановить производство в восточной части района (а это треть территории), чем заменить угнанный скот, технику, так и остается открытым.

И еще такой пример прозвучал на совбезе. Жители района знают, что в Чеченской Республике годами не платят за свет и газ, но там тем не менее никто не грозит отключениями. В Курском же даже за день просрочки платежа (особенно за свет) грозят рубильником. Более того, весьма жестко реализуется требование предоплаты. Мы не просим, чтобы нам прощали долги, подчеркнул Сергей Логвинов, но, думается, на более щадящий режим оплаты вправе рассчитывать.

Губернатор поддержал высказанную на совбезе точку зрения о том, что для развития район должен располагать всеми структурами, обеспечивающими управление. Об этом, в частности, шла речь на недавних встречах в Москве с руководителями страны. В районном звене должны быть все необходимые учреждения. С тем чтобы человек мог разрешить возникшие проблемы на месте. Пока же идет активная централизация чиновничьих контор. Только за последний год четыре самостоятельные организации Курского района были преобразованы в филиалы и участки. Это, в свою очередь, снижает управляемость территории и подхлестывает домыслы «доброжелателей» о ликвидации района.

Кроме того, разные ведомства краевого и федерального подчинения считают, что работа на территории – это не их обязанность, а своеобразная уступка периферии. Руководители миграционной службы, например, заявили, что, если не будет предоставлено бесплатное помещение, оплачены коммунальные платежи и телефон, службу из района уберут. Так же обстоят дела по ГО ЧС, ГАС «Выборы» и другим. Район же и его жители не хотят и не будут мириться со статусом «захудалой территории» на границе.

Отступления не будет – это главный вывод состоявшегося на совете безопасности разговора. Особое внимание к восточным районам Ставрополья, заявленное в разрабатываемой программе краевого правительства «Восток», на заседании совбеза еще раз было подтверждено. Губернатор подчеркнул, что ситуация, создавшаяся в зоне 3-а, требует анализа, выработки и принятия дополнительных мер по ее стабилизации. Членам совбеза, а так же руководимым ими ведомствам необходимо уделить больше внимания улучшению социально-экономического положения здесь. В плане контроля за реализацией неотложных мер, предложено осуществить рабочие поездки в Курский район и принять участие в сходах граждан, проживающих в населенных пунктах на административной границе.

На заседании совбеза также рассмотрен вопрос о строительстве полигона 58-й армии на территории района. Об этой проблеме – в одном из следующих номеров «Ставропольской правды».

Валентина ЛЕЗВИНА