С каждым годом все больше детей и подростков в России попадают под убийственную власть наркотиков. О проблеме наркомании в молодежной среде наша беседа с заместителем начальника Управления ФСКН РФ по Ставропольскому краю полковником полиции Андреем Черняковым. полковник полиции Андрей Черняков

– Насколько остра в крае проблема наркомании?

– Только по официальным данным, в наркологических учреждениях Ставрополья в 2004 году находились под наблюдением врачей более шести тысяч человек. Из них с диагнозом «наркомания» – свыше 3600 человек. Наибольшее число больных и лиц, злоупотребляющих наркотиками, выявлено в Невинномысске, Ставрополе, Георгиевске, Пятигорске, в Минераловодском, Изобильненском, Шпаковском и Новоалександровском районах. В 2004 году по сравнению с 2003-м более чем в два раза возросло число лиц, направленных военными комиссариатами на стационарное обследование в краевой наркологический диспансер, и на 12 процентов увеличилось количество случаев, когда врачи подтверждали факт приема юношами наркотических средств. Но следует учесть, что статистические показатели – лишь верхушка айсберга. По экспертным оценкам, реальное количество потребителей наркотиков превышает официальные цифры в 5-8 раз.

– Известно, что в крае, как, впрочем, и в мире, самым популярным «легким» наркотиком является марихуана. В то же время в молодежной среде идет немало пересудов о ее легализации. Ваше мнение?

– Действительно, по массовости применения «легкие» наркотики уступают лишь алкоголю. Как показывают исследования, пик употребления марихуаны приходится на 20-25-летний возраст. Опасность же заключается в том, что, увлекшись этим наркотиком, далеко не каждый молодой человек сможет остановиться и побороть желание попробовать сильнодействующие вещества. Как правило, одной такой «дегустации» может хватить, чтобы человек получил наркотическую зависимость на всю жизнь.

Наркотики, в том числе и «легкие», опасны еще и тем, что они неразрывно связаны с преступным миром. Это путь к воровству, разбоям и, что особенно часто случается с подростками из малообеспеченных семей, к проституции, когда «сексуальный бизнес» становится единственным способом заработка денег на дозу. Торговцы специально вовлекают молодых людей в сферу незаконного оборота наркотиков. Наиболее ярким примером является выявленная сотрудниками Управления ФСКН РФ по СК группа граждан, которая занималась распространением марихуаны в одном из ставропольских вузов. Именно поэтому специалистами управления уделяется особое внимание раскрытию преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору (в прошлом году пресечена деятельность 62-х) и организованными группировками (17).

– Ставропольское управление, насколько мне известно, довольно успешно борется с наркопритонами. Расскажите подробней, пожалуйста...

– Притоны – это еще и традиционные рассадники преступности. В минувшем году в производстве следственной службы управления находилось 48 уголовных дел по 58 преступлениям, касаемым организации либо содержания притонов; 44 уголовных дела направлены в суд. Как правило, притоны преступники устраивают в собственных домах. Готовят наркотики сами либо закупают, а потом приглашают «гостей» – потенциальных клиентов. Часто привлекаются помощники. Например, в Кировском районе местный житель втянул свою сожительницу. Мужчина приобретал ингредиенты, шприцы, готовил наркотический раствор, а затем употреблял вместе с сожительницей и приходившими к ним людьми.

Женщины также часто самостоятельно организуют притоны. Например, Георгиевским городским судом вынесен обвинительный приговор в отношении Т. Королевой. Она не только устроила у себя дома притон, но и для сбыта хранила большое количество опия. Ей назначено наказание в виде пяти с половиной лет лишения свободы. Осуждены в прошлом году и участники четырех организованных преступных групп. Например, Невинномысским городским судом вынесен приговор С. Орлову (лишен свободы на три года и два месяца) и его сожительнице А. Бевзюк (три года и один месяц). Согласно распределенным ролям, он руководил группой, искал клиентов, готовил наркотическое вещество. Сожительница закупала все необходимое и помогала в изготовлении наркотиков.

– На ваш взгляд, в чем причины роста наркомании в молодежной среде и что можно сделать, чтобы уберечь подрастающее поколение от этой заразы?

– Причины в увеличении притока наркотических средств в регион, снижении качества воспитательной работы с несовершеннолетними, плохой организации их досуга. А также в неэффективной деятельности государственных органов, занимающихся профилактикой наркомании.

К сожалению, современная система образования не может самостоятельно уберечь от наркотиков учащихся. В этой работе должны участвовать все заинтересованные государственные и общественные структуры. Особое внимание необходимо уделять выявлению и учету школьников и студентов, злоупотребляющих психоактивными веществами, пресечению распространения наркотиков в образовательных учреждениях. Профилактика и реклама здорового образа жизни – вот что главное. Причем работать необходимо и с теми ребятами, которые незнакомы с наркотиками, и с теми, кто уже начал «экспериментировать» или уже болен. Нужно увеличить финансирование антинаркотической пропаганды, восстановить систему медицинского обслуживания в образовательных учреждениях, в том числе проведение ежегодных медицинских профилактических осмотров учащихся. Однако в Ставропольском крае до сих пор не утверждена целевая программа «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005 – 2009 годы».

– Как считаете, верна ли позиция Госдумы РФ, увеличившей до 16 лет возраст наркоманов, которым медицинская помощь может оказываться без их согласия?

– Ни одна страна в мире еще не решила проблему наркомании, даже там, где за торговлю наркотическими веществами предусмотрена смертная казнь. Но хотя бы пытаться решать ее надо, причем, как отмечают врачи-наркологи, на законодательном уровне. Действительно, до принятия этого закона подростков-наркоманов уже в 15 лет можно было лечить только с их согласия. Как не единожды за-остряли внимание медики, им приходится регулярно сталкиваться с проблемой, когда несчастные родители умоляют вылечить их ребенка, притом что он сам не считает себя больным и от помощи категорически отказывается. Таких подростков можно госпитализировать только в критических ситуациях. Если исходить из этих предпосылок, то повышение возраста – благо. Но, с другой стороны, опять же медики признают, что лечение как алкоголизма, так и наркомании без желания самого пациента не дает требуемого эффекта. А это значит, что возрастной порог можно поднимать хоть до 20 лет, но если человек сам для себя не решит, что наркотики – зло, то не поможет никакое лечение.

Ирина БОСЕНКО