отряд специального назначения УИН СК

Не прошло и полугода, как ребята проявили себя в полной мере. В четвертой исправительно-трудовой колонии случилось ЧП. После побега четверых заключенных из штрафного изолятора начался бунт. Из-под контроля вышли около 800 осужденных, захвативших исправительное учреждение. По тревоге были подняты военные, милиция. На место прибыл отряд специального назначения УИН СК. Почти неделю с уголовниками велись переговоры. В конце концов решено было идти на штурм. Ночью, приоткрыв ворота, первыми внутрь пробрались бойцы спецназа.

– Еще пару месяцев назад, во время обучающей практики в СИЗО, мы впервые в жизни столкнулись лицом к лицу с уголовниками, – вспоминает один из участников тех событий, ныне майор отделения специального назначения «Рубеж» УИН СК Игорь С. – И вдруг оказываемся среди десятков спящих преступников. В кромешной тьме, когда в окно с улицы бросили камень и раздался звон разбитого стекла, сердце едва не выпрыгнуло из груди…

Тогда поставленная задача была выполнена успешно: бунтарей «свинтили» и развезли по другим исправительным учреждениям. Для правоохранительных органов инцидент послужил хорошим уроком: в местах лишения свободы стали чаще проводиться профилактические мероприятия. Спецназовцы же получили опыт, которого им в то время так не хватало.

Поначалу для подготовки бойцов отряда особого назначения в крае не было ни материально-технической базы, ни грамотных инструкторов.

– Все приходилось начинать с нуля, – рассказывает первый командир отряда подполковник в отставке Виктор Савин. – Не было даже собственного здания. Обучались как могли: находили спецлитературу, смотрели документальные фильмы об уже существовавших в России спецподразделениях. Но больше опирались на собственный опыт. После каждого занятия разбирали ошибки, удачные наработки брали на вооружение. Альпинист-скую подготовку проводили в Ставрополе на Немецком мосту, водолазную – на Комсомольском пруду…

Основам рукопашного боя учились в обычной секции. Правда, нагрузка у бойцов спецназа УИН была особая. Приемы они отрабатывали в полном снаряжении: защитных сферах (такой тип каски) и бронежилетах. Весила экипировка около 35 килограммов. «Ничего, пусть привыкают», – говорил Савин в ответ на предложение тренера уменьшить нагрузку. Командир ни в чем не давал послабления своим спецназовцам: как никто другой понимал, что не сегодня – завтра им предстоит выполнять боевые задачи, где скидок попросту не бывает.

Да ребята и сами все прекрасно понимали. Среди первых бойцов отряда были «афганцы», у остальных за плечами служба в Вооруженных силах – иначе в спецподразделение было не попасть. Два года Виктор Савин подбирал штат отряда самостоятельно, с каждым беседовал лично. Некоторых он знал еще по прежней службе в Ракетных войсках стратегического назначения, других находил через военкоматы и в спортивных клубах. Особых навыков от кандидатов командир не требовал: главное, чтобы мужской характер и здоровье были. За первый год существования отряда Савин отобрал около двух десятков бойцов. В основном это были десантники, морские пехотинцы, военнослужащие Внутренних войск. Однако были и исключения: в отряд попадали и гражданские, но никак не случайные люди.

Интересная история вышла с Юрием Яковенко. Однажды к Савину пришел мужчина средних лет и заявил, что хочет служить в спецотряде. Юрий тогда водителем автобуса работал. По всем характеристикам для спецназа он подходил, вот только образование у него было всего восемь классов, а требовалось не ниже среднего. Ничего, нашли выход из положения: Яковенко экстерном в вечерней школе доучился. В спецотряде вместо автобуса стал водить БТР, да так, что лучшего аса не найти!

В 1993 году спецподразделение как раз получило две машины БТР-70, тогда же бойцы начали осваивать новый для себя вид несения службы. Охраняя шестую исправительную колонию, спецназовцы фактически контролировали границу Ставрополья с Чеченской Республикой: в то время по бурунам можно было запросто объехать все контрольно-пропускные посты, выставленные на дорогах.

Через год – в 1994-м – отряд спецназначения УИН СК прошел настоящее боевое крещение. Ребята участвовали в печально знаменитом новогоднем штурме Грозного. А позже командировки в «горячую» республику пошли одна за другой: совместные операции с подразделениями ГРУ, ФСБ, ВВ МВД проводились в населенных пунктах Гансалчу, Джугурте, Новогрозненском и Энгеное. В 1996 году спецназовцы в составе сводного отряда УВД СК участвовали в разгроме банды Салмана Радуева в Дагестане. За эту операцию четверо сотрудников получили ордена Мужества, двое – «За заслуги перед Отечеством» второй степени, еще трое были удостоены медалей «За отвагу». И главное, все возвращались из республики живыми и здоровыми.

Но уже в июле 2000 года с боевого задания в отряд не вернулись двое сотрудников. Бойцы спецподразделения сопровождали колонну федеральных сил на гору Ястребиную, где отряд Орловского спецназа охранял ретранслятор. До места доехали без происшествий, а на обратном пути БТР, которым управлял лейтенант Юрий Яковенко, подорвался на фугасе. Здесь от подготовки и воли спецназовцев мало что зависело: Юрий и командир экипажа БТР капитан Виктор Саинсус погибли. Посмертно они награждены орденами Мужества.

…За время существования отряда приходили и уходили бойцы и командиры, изменились статус и название подразделения (сейчас – отдел специального назначения «Рубеж» УИН СК). И только моральный дух и уровень подготовки спецназовцев остаются по-прежнему высокими. Такими, какими их заложил Виктор Савин. Оттого, наверное, в спецотделе УИНа с момента ухода Виктора Николаевича в отставку воцарилось «двоеначалие». Кто бы ни руководил отделом, ребята продолжают называть Савина «наш командир». Нынешний начальник спецназовцев подполковник Александр Базолин на подчиненных не в обиде: он все понимает... И точно так же в боевой подготовке не дает ребятам спуску.

Евгений СУХАРЕВ