Алла Смердова в новой квартире, полученной не без помощи "СП"

Толчком к развитию этой, в общем-то, благополучно завершившейся истории послужило письмо в «Ставропольскую правду» от Аллы Смердовой. Мать погибшего бойца-контрактника рассказывала, что она с младшим сыном живет в нечеловеческих условиях: «…Топим свою земляночку дровами. Уголь дорог. Проводить газ нет смысла: того и гляди наше «жилье» развалится. Думы, главным образом, о том, что крыша вот-вот обрушится на голову…».

Крыша и в самом деле могла рухнуть в любую минуту. В этом мы убедились, побывав вместе с военкомом района подполковником Евгением Шерстобитовым весной минувшего года в семье погибшего сержанта. Именно крыша, потому что потолка в этом «жилье» не было и в помине. Разваливалась печка. От резкого перепада температур пузырились на стенах обои... Но кого волнует чужое горе?

Из штаба Северо-Кавказского военного округа обездоленной матери сообщили, что «оснований для включения гражданки Смердовой А.В. в списки Министерства обороны РФ для обеспечения жильем за счет средств Общероссийского национального военного фонда не имеется». Такая же отписка пришла и родным другого погибшего сержанта-контрактника, кавалера ордена Мужества Владимира Сидорова.

Володю Сидорова провожала в армию семья, уехавшая из Наурского района Чечни, когда там начали откровенно третировать русских. Все четверо, они ютились в двенадцатиметровой комнатке в селе Ольгино Степновского района. Отец – Геннадий Николаевич – инвалид первой группы (без рук и ног), мать – Алла Тимофеевна, пятнадцатилетняя сестренка и он, Вовка. Ну невмочь ему было смотреть, как мать в небольшом тазике вынуждена купать отца-калеку, не мог видеть, как сестренка, которой бы на свидания бегать, не один раз в день выносит «судно». Вот он и поехал в «горячую точку». Заработать.

Разведчик-пулеметчик 1023-й комендантской роты военной комендатуры Надтеречного района ЧР сержант Владимир Сидоров геройски погиб первого октября 2002 года, прикрывая огнем отход попавших в засаду товарищей.

Сидоровой, как и Смердовой, «под копирку» чиновники в больших погонах советовали искать справедливости у районных и краевых властей. Об этом и шла речь в публикации «Хождение за три горя», помещенной в «Ставропольской правде» 9 апреля 2004 года. 17 апреля в качестве основного материала номера публикацию перепечатал центральный орган Минобороны – газета «Красная звезда». И что?

А ничего. Из штаба округа в райвоенкомат пришел запрос с требованием продублировать сведения о погибших и их семьях. На том дело застопорилось. Вся ответственность за судьбы обездоленных людей легла на местные власти. А что мог сделать район, где бюджетное строительство заглохло более десяти лет назад, где промышленное производство практически отсутствует, а сельхозпредприятия едва сводят концы с концами?

Специалист отдела по экономическим вопросам Вера Тембай бомбардировала различные инстанции десятками «исходящих» документов, повествующих о бедственном положении семей погибших военнослужащих. Писала в правительство края, министерство труда и социальной защиты населения, министерство жилищно-коммунального хозяйства, строительства и архитектуры СК…

В Министерство обороны обращаться было бесполезно: глава военного ведомства издал приказ, согласно которому семьям погибших, имеющим хоть какие-то квадратные метры, не положено ни жилищных сертификатов, ни нового жилья. Только пресловутое «улучшение» по линии местных властей.

Достучаться до Москвы было невозможно, поэтому военный комиссар подполковник Евгений Шерстобитов продолжал теребить местных руководителей. Много сделал, для того чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, бывший глава администрации Степновского муниципального образования (ныне покойный) Виктор Косенко. Не один раз обращался в краевой минфин и лично к губернатору края Александру Черногорову глава районной администрации Иван Мещерин…

Наконец из краевого бюджета было выделено 400 тысяч рублей. Вера Тембай «намотала» не один десяток километров, пока подыскала подходящее жилье. У Смирновых (в Ольгино) мы побывать не успели, но, говорят, семья довольна новой крышей над головой. А светлые комнаты, где Алла Смердова с младшим сыном заканчивают ремонт и куда вот-вот собираются вселиться, понравились, как и исправно работающее от газового котла водяное отопление (не придется теперь хворост в лесополосах для полуразвалившейся печки собирать), и просторная столовая, и огород…

А еще Алле Смердовой 22 февраля, в канун Дня защитника Отечества, вручили орден Мужества, которым Сергей, погибший в сентябре 2001-го, награжден посмертно. «Оперативно» в Министерстве обороны сработали.

Алексей ЛАЗАРЕВ