Уважаемая редакция!

Обращаюсь к вам за помощью. 14 мая 2004 года моя сестра вместе с семьей приехала из Узбекистана в Россию на постоянное место жительства. В аэропорту все они получили миграционные карты со сроком прописки на три месяца и поселились у меня, в селе Ростовановка Курского района. За это время родственники должны были собрать все необходимые документы на временное проживание в Ставропольском крае.

Пять раз сестра ездила в Ставрополь в паспортно-визовый отдел. А там требуют: то одну справку привезите, то другую, то вместе с детьми приезжайте. В общем, отфутболивают – и все. А ведь Ставрополь – не ближний свет! Дорога дорогая. Моя сестра вместе с детьми на летних каникулах работала на полях у частников. Им платили по семьдесят рублей. Сами понимаете, деньги не ахти какие. Весь заработок она на эти поездки и потратила. А в итоге ей сказали, что квоты на временное проживание в Ставропольском крае закончились. Выезжайте, мол, в свой Узбекистан, возвращайтесь потом, когда будут новые квоты. Как будто в Узбекистан съездить как на соседнюю улицу сходить. И куда, спрашивается, они поедут, если там у них жилья теперь нет?

Понятное дело, никуда они не поехали. И тут возник другой вопрос. Где им теперь брать миграционные карты? Фактически из Ростовановки они не уезжали, выходит, новую карту они получить не смогут. Единственный вариант – купить липовую. Вот и интересует нас, зачем государство само толкает на преступление? Но даже если карта будет, вновь придется получать кучу справок и других документов. А любая «бумажка» – это, как вы понимаете, деньги. Тот же медосмотр заново проходить надо, а врачи – удовольствие дорогое.

А теперь к тому же новые проблемы появились. Младшей племяннице в апреле шестнадцать исполняется, и в этом возрасте она бы в Узбекистане паспорт получала. И вот представьте, ей теперь говорят, что нужно ехать в Москву, идти в посольство Узбекистана за разрешением на получение загранпаспорта. Денег на такие «круизы» у нее, как вы понимаете, нет.

Что ж это такое? Гоняет сестру Ставропольский паспортно-визовый отдел туда-сюда. И ходит она как по замкнутому кругу.

Л. Познякова.

Комментирует начальник центра паспортно-визовой работы при ГУВД СК Юрий Ващенко.

Прежде чем ответить на конкретное письмо, мне хотелось бы остановиться на общих моментах. В соответствии со статьей 6 Федерального закона РФ №115 «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» от 25.07.2002 г. разрешение на временное проживание может быть выдано иностранному гражданину только в пределах квоты, утвержденной правительством РФ. Причем для каждого субъекта РФ она разная, в зависимости от предложений местных исполнительных органов государственной власти, которые вносятся с учетом демографической ситуации в регионе, а также возможности трудоустройства иностранных граждан. Так, в 2004 году в Ставропольском крае была квота на 1000 человек, и уже в конце августа она была реализована. А в 2005 году мы получили квоту на 500 человек. Для сравнения: в Республике Саха (Якутия) была выделена квота на 5 тысяч иностранных граждан. Пункт 3 статьи 6 оговаривает и те случаи, когда разрешение на временное проживание дается и вне квоты. К примеру, если обратившийся к нам человек родился на территории РСФСР или же состоит в браке с гражданином России.

Что же касается сроков временного пребывания, то на основании пункта 1 статьи 5 этого же закона, если иностранный гражданин прибыл в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы (к примеру, с Узбекистаном есть соглашение о безвизовом въезде на территорию России), то срок этот не может превышать девяноста суток. Однако если гражданин ожидает решения по своему вопросу, то мы продлеваем срок временного пребывания в нашей стране.

А теперь обратимся к случаю сестры Позняковой. Действительно, чтобы получить разрешение на временное проживание, необходимо приехать в Ставрополь и сдать в паспортно-визовый отдел все необходимые документы. Их список можно узнать по месту проживания. Я не знаю, почему сестре Позняковой пришлось ездить в Ставрополь пять раз, но, думаю, с нашей работой это не связано. К нам обращались около пяти тысяч человек, и только в редких случаях людям приходилось «добирать» документы и приезжать к нам вновь.

Не могу объяснить и причины, по которой разрешение на временное проживание не было получено до того, как закончилась квота. Ведь срок миграционной карты у ее сестры истек в середине августа, а квота была исчерпана только в конце августа. Могу лишь предположить, что она не смогла собрать к этому времени весь пакет документов.

По окончании срока временного пребывания человек обязан покинуть территорию страны. Поэтому другого выхода, кроме как выехать в Узбекистан, а потом вернуться в Россию и вновь получить миграционную карту, у сестры Позняковой, к сожалению, нет. Дочери ее необходимо получить иностранный паспорт, который, кстати, выдается даже месячным младенцам. Выехать и въехать в страну она может и без него, а вот остаться в России – нет. Ничего не поделаешь. Закон есть закон.

Заострить внимание мне бы хотелось на так называемых «липовых» миграционных картах. Мы уже выявили свыше ста пятидесяти граждан, использовавших поддельные документы. Материалы по ним направлены в органы дознания для возбуждения уголовных дел. Я думаю, если человек хочет жить в России, то он должен уважать ее законы. И не стоит начинать свою жизнь в другой стране с приговора суда.

Уважаемая редакция!

Пишет вам пенсионер, участник Великой Отечественной войны, инвалид второй группы, житель села Курсавка Андроповского района.

В 2003 году моя племянница Галина Рублевская решила переехать из Казахстана на Ставрополье. Но предварительно пошла в наш паспортный стол, где ей рассказали, какие документы требуется привезти из Казахстана, чтобы оформить российское гражданство.

18 июля 2004 года она вместе с несовершеннолетним сыном приехала к нам, сразу встала на учет в паспортном столе и временно прописалась по нашему адресу. Но тут выяснилось, что, оказывается, для получения гражданства нужны и другие документы, о которых ей раньше никто не говорил. И что оформлять их надо опять-таки в Казахстане.

Мы, конечно, возмутились, но делать нечего. Все документы племянница сдала, но опять – ни ответа, ни привета. Галина неоднократно обращалась в паспортный стол, и каких только требований там не услышала! Один раз сказали, что ей необходимо иметь на книжке 30 тысяч рублей, которые нельзя снимать в течение трех месяцев. Хотя, скажите, откуда у нее могут быть такие деньги, если она медсестра, а ее муж умер несколько лет назад? Другой раз заявили, что необходимо перевести данные паспорта с казахского на русский, хотя перевод есть в самом паспорте. В общем, все эти требования нам совершенно непонятны.

Здоровье мое и моей жены, тоже инвалида второй группы, подкачивает, и нам очень хочется, чтобы проблемы племянницы и нашего внука разрешились, пока мы живы. Верим в справедливость и надеемся на вашу помощь.

Л. Варламов.

Что касается вопроса о тридцати тысячах, которые, по уверению автора письма, требовали с Галины Рублевской, то это не так. Раньше по закону иностранный гражданин был обязан указать источник средств существования исходя из установленного на территории России прожиточного минимума. Но эта норма была установлена только для тех граждан, которые подавали документы на временное проживание. Теперь эти требования сняты. А для приобретения российского гражданства их никогда и не было.

Требование о переводе данных паспорта абсолютно законно. Однако переводу подлежат только те страницы паспорта, где нет соответствующих данных на русском языке. К примеру, печати о прописке-выписке. И перевод обязательно должен быть заверен нотариусом.

Но главное, что интересует автора письма, это судьба Галины Рублевской. Поэтому сообщаю: решением ГУВД СК №295 от 11.01.2005 г. Галина Рублевская стала гражданкой России.