На эту тему мы беседуем с председателем экспертного научно-технического совета края доктором фармацевтических наук Л. КУЗЯКОВОЙ.

– Людмила Михайловна, как все-таки удалось объединить ученых?

– Однажды, беседуя с нынешним министром образования и науки Андреем Фурсенко на Международном салоне инноваций и инвестиций, мы, ученые Ставрополья, делились своими тревогами и заботами. Причем не о заработной плате, хотя не секрет, что у профессора она сегодня меньше дохода водителя маршрутного такси. Мы спросили, чем конкретно государство может помочь ученым в плане внедрения научных разработок. И очень тогда удивил краткий ответ А. Фурсенко: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих»...

Да, были и растерянность, и непонимание. Но зато это дало стимул к объединению, т. е. мы решили – спасаться, значит, спасаться. И, наверное, легче всего это сделать, если взяться за руки. Вот тогда и возникла идея организовать научно-технический совет края, который объединил бы ученых нашего региона. Нас понял и поддержал первый вице-премьер, министр экономического развития и торговли края В. Гаевский.

Нам, кстати, импонировало то, что совет образовался при минэкономразвития, т. е. при ведомстве, которое дает льготные кредиты предприятиям. Но, разобравшись, поняли, что банк не даст кредит ученому, которому нечего предоставить в качестве гарантии, кроме своей головы. И вместе с Торгово-промышленной палатой края стали потихоньку привлекать к сфере инноваций бизнес – предпринимателей, имеющих опыт хозяйствования и готовых заняться внедрением в производство инновационных разработок.

Ведь проблема в том, что ученый – не коммерсант. Одну из своих ключевых задач совет как раз видит в том, чтобы соединить теоретиков с практиками: где-то есть предприятие, которое не выживает на рынке, потому что у него не наукоемкая продукция, и есть ученый с разработкой… Кстати, рентабельность наукоемкой продукции – от 150 до 500%.

– Говорят, был такой случай. Пятигорский предприниматель, специально приехавший на выставку инноваций в Москву, чтобы найти реальный проект и вложить деньги в его реализацию, с удивлением узнал о том, что, оказывается, в его родном Ставропольском крае существует целый банк научных разработок…

– Такой банк данных действительно существует, сейчас в нем около 250 разработок ставропольских ученых и около 400 разработок ученых Южного федерального округа, которые мы разместили на сайте в Интернете www.stavinvest.ru, предварительно получив согласие авторов.

Но существует и проблема, и пример с пятигорским предпринимателем ее как раз иллюстрирует, – когда местный бизнес просто не знает о работе своих же местных ученых. Даже, скажем, краевые министерства сегодня не владеют информацией о тех разработках, которые могли бы помочь промышленности и сельскому хозяйству.

– А что же на сайт не заходят?

– Наверное, нет человека, которому было бы поручено найти сайт и посмотреть. Понимаете, все очень просто. Театр начинается с вешалки. Так и здесь. Нужно механизм построить.

Недавно у нас состоялась встреча в другом краевом ведомстве – министерстве ЖКХ, строительства и архитектуры, где мы представили наработки науки в области коммуналки. Ученые обратились к практикам с просьбой дать перечень существующих проблем. Получив вопрос конкретного предприятия отрасли, мы имеем возможность провести его комплексную разработку сначала на уровне курсовой работы, затем дипломной, диссертации – абсолютно бесплатно, но уже будем уверены, что полученный результат будет нужен! Ведь сегодня профессора дают зачастую искусственные темы для тех же дипломных, потому что не знают реальных потребностей. Поэтому мы и хотим собрать еще один банк данных – «узких мест».

– Сотрудничаете ли с конструкторскими бюро?

– На ряде предприятий края функционируют конструктор-ские бюро. Но, к сожалению, они остались пока вне зоны нашего внимания, а мы – вне зоны их интересов. Во всяком случае, к нам они пока не обращались, хотя мы приглашали к сотрудничеству всех.

Волнует нас и такой вопрос. Оказывается, давно существует научно-техническое общество края, которому выделено государственное здание. Чем оно занимается, никто не знает. Мы разыскали адрес и выяснили, что здание сдается в аренду…

– И все-таки вы где-то нашли деньги…

– Разочаровавшись в возможности получить банковские кредиты, мы стали искать дальше. И выяснили, что вот уже десять лет в России существует Фонд содействия развитию малых предприятия в научно-технической сфере. Он государственный, и ведет венчурное финансирование – рискованное, кстати. В 2004 году фонд объявил программу «Старт» – «посевное» финансирование. Смысл ее в том, что государство дает деньги на реализацию тех научных проектов, которые, по его мнению, готовы к коммерциализации. Причем деньги немалые и, что важно для ученых, безвозвратные. В первый год на научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую работу фонд выделяет 750 тыс. рублей. Если этот подготовительный этап прошел успешно и появился интерес инвестора, во второй и третий годы уже на само производство выделяются еще 1,5 млн. и 2 млн. 250 тыс. рублей соответственно. Всего получается 4,5 млн. рублей.

– А взамен необходимы гарантии, что деньги не уйдут «налево»?

– Все очень четко. Заключается государственный контракт, неотъемлемой частью которого являются смета и календарный план. Ученые, чьи проекты прошли жесткий конкурсный отбор, создают малое предприятие (со статусом научно-производственной фирмы или объединения) и открывают расчетный счет.

В прошлом году Ставрополье выдвинуло 35 проектов на «Старт». Победили семь, т. е. каждый пятый. Для сравнения могу сказать, в Южном федеральном округе конкурс прошел каждый восьмой проект. Финансирование уже началось.

Благодаря ему могут увидеть жизнь уникальные вещи. Профессор Ставропольской медакадемии В. Батурин предложил тест-систему для диагностики грибковых заболеваний, а, как известно, в настоящее время в стране наблюдается их резкий рост. Профессор Ставропольского аграрного университета В. Толоконников создал систему ультрамикроопрыскивателя для животных и дачных участков, а сегодня он уже предлагает новое поколение ветеринарных препаратов в рамках тех денег, что ему были выделены.

Победителем конкурса стала также уникальная разработка Ставропольского военного авиационного инженерного училища – система антистолкновения движущихся объектов, как в воздухе, так и на земле. Профессор Северо-Кавказского гостехуниверситета В. Воробьев разработал люминофоры красного свечения, а группа молодых ученых СГУ и научно-производственного объединения «Пульс» – новое поколение липосомальных концентратов, которые служат сырьем для производства лекарственных препаратов и косметики.

Наконец, В. Компанцев, профессор Пятигорской фармацевтической академии. Он долгие годы своей жизни посвятил глюкозамину – препарату, который лечит артриты, артрозы, боли в суставах. Проблема в том, что многие такие лекарства нарушают работу желудочно-кишечного тракта, а он решил ее гениально просто – предложил выпускать препараты в виде киселя, т. е. как пищевой продукт лечебно-профилактического действия.

Для нужд сельского хозяйства постарались профессора научно-исследовательского противочумного института И. Тюменцева и Е. Афанасьев, разработавшие комплекс микроорганизмов для экологически чистой переработки отходов сельского хозяйства.

Понимаю, что придет время, когда правительству захочется посмотреть эффективность «посевного» финансирования. Так она, с моей точки зрения, не только в рублевом эквиваленте и налогах, которые будут поступать от новых производств. Или не будут, если наладить выпуск инновационного продукта по каким-то объективным причинам не удастся. Отрицательный результат в науке тоже результат. Эффективность – в интеграции ученых.

Сегодня семь созданных учеными предприятий – это своеобразный бизнес-инкубатор. Они вместе составляли госконтракты, открывали расчетные счета в Промышленном отделении Сбербанка, и его управляющая З. Копченкова приглашает их на совет клиентов с рассказом о своих разработках, т. е. помогает найти инвесторов. Важно не сломаться на проблемах…

Кстати, фондом объявлена также программа «Темп», которая расшифровывается как «Технология – малым предприятиям». Она предлагает финансовую помощь малому бизнесу на закупку инновационной идеи у ученого.

– Людмила Михайловна, но все-таки инвесторы предпочитают вкладывать деньги в сырьевой сектор, а не в сферу инноваций, несмотря на рентабельность. Почему?

– По моему мнению, причина в том, что сырьевой сектор приносит деньги сегодня. А вот инновации принесут их завтра. Вот увидите, пройдет время, и настанет «звездный час» наукоемкой продукции, когда инвесторы будут за ней гоняться.

Александра БЕЛУЗА