Тяжелый случай.

Похоже, фраза депутата краевой Думы А. Яшкунова – «Мы первые там, где плохо!» – обречена на то, чтобы стать крылатой. Нигде пока не додумались до того, чтобы позволить зарабатывать деньги на «скорых» больных. Только в Ставрополе подписано 24 сентября прошлого года постановление № 4567 и приложение к нему, которое называется «Об оказании платных медицинских услуг муниципальным учреждением «Станция скорой медицинской помощи». Поскольку эти документы пока еще никто не отменял, то жив и прейскурант, утвержденный главным врачом «скорой» краевого центра О. Ивановым. Позволим себе небольшое лирическое отступление и, учитывая пожелания горожан (они спрашивают, когда платить 100 рублей, когда 150, а когда услуга даром), огласить, так сказать, весь список. По официальному прейскуранту: оказание амбулаторной медпомощи – 150 рублей, медпомощи на станции и подстанциях – 153 руб. 70 коп., куда входят внутримышечная и внутривенная инъекции, а также измерение давления и снятие кардиограммы. Справка частному лицу стоит 17 руб., перевозка трупа – 283,80 руб., дежурство «скорой» на похоронах – 559 руб., перевозка тяжелобольного – 351,50 руб. Пенсионерам по возрасту и инвалидам III группы скорая амбулаторная помощь оказывается со скидкой, они заплатят 100 рублей. Бесплатно обслужат ветеранов и участников Великой Отечественной войны, инвалидов I и II групп, детства, Чернобыля, боевых действий в горячих точках и детей до шести лет. Запомните эту информацию, поскольку ответ приехавшего на вызов врача на вопрос «сколько?» может зависеть от многих объективных и субъективных факторов. Что же касается госпитализации – то она бесплатна для всех.

Протест на постановление мэрии прокурор Октябрьского района Ставрополя В. Решетняк подписал 24 января 2005 года. Почему не раньше? Ведь «реформа», стартовавшая в сентябре прошлого года, довела до белого каления многих горожан, особенно людей пожилых.

Как объяснил мне заместитель прокурора района В. Головко, существующие минздравовские циркуляры весьма противоречивы и часто допускают двоякое толкование одного и того же вопроса. А там, где правы две стороны, неизбежно возникнет длительная судебная тяжба. Документ, доказывающий правоту прокуратуры, – «Порядок оказания скорой медицинской помощи» – был подписан министром здравоохранения России первого ноября прошлого года, но вступил в действие в январе 2005 года.

– Пункт № 3 этого порядка, – говорит В. Головко, – гласит, цитирую: «Скорая медицинская помощь гражданам Российской Федерации и иным лицам, находящимся на ее территории, оказывается бесплатно». И никаких толкований и комментариев! Далее в пункте № 7 перечисляются основные функции «скорой помощи»: круглосуточная медпомощь заболевшим и пострадавшим, находящимся вне лечебно-профилактических учреждений, при катастрофах и стихийных бедствиях; своевременная транспортировка больных, в т.ч. инфекционных, рожениц; медпомощь обратившимся непосредственно на станцию «скорой помощи». Бригада «скорой» также бесплатно выезжает, ставит диагноз и при наличии медицинских показаний везет больного в больницу. Кстати, трупы эвакуировать «скорой» запрещено. В Ставрополе пациентов «скорой» разделили на две категории: экстренных и плановых. Первые попадают в больницу и ничего не платят, вторым, если они не «льготники» по меркам «скорой помощи», приходится доставать кошелек. Здесь много субъективного, похожего на механизм рулетки. В общем, прокуратура требует отменить постановление главы города как незаконное и надеется, что это будет сделано в отведенный срок…

Надо сказать, что у властей Ставрополя все-таки были предтечи – в Питере, Самаре и Воронеже, но там пошли по несколько другому пути, разделив службу на экстренную и неотложную (плановую). Первая бесплатно, вторая – за деньги. Ставропольская «скорая», судя по всему, не хочет (или не может) иметь под боком автономного конкурента, стригущего купоны.

Но проблема все-таки существует.

– В сознании людей, – говорит О. Иванов, – прочно укоренилась мысль: «скорая» должна обслуживать всех подряд. Сколько угодно и когда угодно. Приболели вы. Зачем идти в поликлинику, где нужно отстоять очередь в регистратуре и у кабинета врача, потом идти в аптеку? Гораздо проще взять трубочку, набрать «03» и, попивая пивко, – это я говорю образно, – вызвать «скорую». «Скорая помощь» на 70% выполняет несвойственные ей функции, подменяя амбулаторно-поликлиническую службу. Поэтому и назрела необходимость реформы…

До реформы, как признает О. Иванов, врач «скорой» имел солидные побочные доходы. То есть собирал с больных «благодарность». Вот прейскурант теневого бизнеса: вызов – 200 рублей, внутримышечный укол – 15 рублей, внутривенный – 50, капельница – 150. Иной врач имел в сутки 1500-3000 рублей.

Реформа, по словам О. Иванова, дает станции «скорой помощи», живущей в условиях хронической нехватки бюджетных средств, дополнительно 230 тысяч рублей в месяц. Деньги идут в дело, например, отремонтировали канализацию. Но все ли они попадают в кассу? Проконтролировать врача, думаю, нелегко, О. Иванов говорит, что уволил троих именно за «внекассовое» обслуживание. Хотя есть группа контроля, которая звонит по адресам, выезжает, но «чаще всего пациент не признается, что заплатил». Итак, реформа в Ставрополе есть, а определиться со стандартами и терминами – что есть экстренная скорая помощь, а что плановая (не требующая госпитализации) – не могут даже в высоких кабинетах минздрава. Существует лишь законопроект «О государственных гарантиях медпомощи населению», но когда он будет принят?

Андрей ВОЛОДЧЕНКО