К участию в судебном процессе были привлечены более 60 свидетелей, которые лишь в ходе предварительного следствия с удивлением узнали, что их фамилии значатся в ведомостях на выплату различных денежных сумм, которых им в реальности никто не предлагал, но, несмотря на это обстоятельство, выдача удостоверена… их «собственноручными» подписями. Подобные платежные документы были обнаружены во время плановой ревизии работниками краевого минфина. После чего на многочисленные вопросы работникам бухгалтерии пришлось отвечать уже в кабинете следователя.

А началось все с того, что в июле 2001 года главный бухгалтер отдела культуры Светлана Бегизова вызвала к себе своего заместителя Марину Панченко и бухгалтера-кассира Веру Болбат для… беседы. Начальница намекнула, что у нее возникла надобность в наличных денежных средствах, которые ей необходимы, чтобы «закрыть хвосты», подразумевая под этим представительские расходы на прием проверяющих. На самом деле цель была куда более прозаичной – денег не хватало лично ей. Подчиненные об этом догадывались, но «просьбу» выполнить не отказались: «бунт на корабле» начальница обещала покарать увольнением. Далее последовала более детальная разработка «операции». «План на заработную плату» рассчитан на всех сотрудников отдела культуры, пояснила главбух, а в наличии, как правило, оказываются далеко не все, учитывая отпуска, больничные, вакансии, наконец. Вот эту «разницу» Бегизова и предложила присваивать, чтобы выполнить и план «по хвостам».

В получении средств за сотрудников отдела работники бухгалтерии расписывались сами. Поводы для выдачи денег придумывались самые различные. А иногда суммы просто дописывали в платежные ведомости уже после выдачи зар-платы. Приписки делались грубо, чернилами другого цвета, другим почерком. Похоже, материально ответственные лица себя особо не утруждали сокрытием «следов». Видимо, в расчете, что «закрыть хвосты» всегда успеют?! Например, 4 июня 2002 года по указанию Бегизовой кассир просто составила поддельную платежную ведомость на выплату «себе, любимым» приличной суммы: начальнице – 2800 рублей, заместителю – 2300 рублей, поскромнее себе – 1184 рубля. Впрочем, как выяснило следствие, позже эти деньги были переданы одному человеку – самой Бегизовой. Общая же сумма, изъятая бухгалтерами из кассы, «потянула» на 325772 рубля.

Исследовав все собранные по делу доказательства, суд счел вину подсудимых доказанной. Преступные действия «бухгалтерского синдиката» квалифицированы как «хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное группой лиц по предварительному сговору с использованием служебного положения в крупном размере». Финансовые работники приговорены к различным срокам лишения свободы условно. Суд также удовлетворил гражданский иск Степновской райгосадминистрации о взыскании похищенной суммы с виновных. Львиную долю вменили вернуть главбуху.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ