Улицы села Надзорного, что в Кочубеевском районе, напоминают прифронтовую полосу. Повсюду покосившиеся, а то и вовсе развалившиеся дома, остатки домашней утвари, остовы телевизоров, холодильников. Это – последствия июньского наводнения 2002 года. Впрочем, сами надзорненцы к подобной картине привыкли. Говорят так: «МЧС обещали все руины убрать, да, видимо, передумали. А нам какая разница?»
развалины дома в Надзорном

развалины дома в Надзорном

Треть своей жизни Кристина Дьяченко обитает в готовой рухнуть в любой момент хибаре

Треть своей жизни Кристина Дьяченко обитает в готовой рухнуть в любой момент хибаре

Такой «философский» настрой селян можно объяснить. Два с половиной года назад стихия уничтожила все, что наживали десятилетиями. Саманные, турлучные дома сносило разлившейся Кубанью за считанные минуты. В беде, однако, государство пострадавших не оставило. Всем помогли: выдали либо средства на ремонт жилья, либо деньги на приобретение домов и квартир на вторичном рынке, либо сертификаты на строительство нового крова над головой. Половина тысячного населения Надзорного, получив деньги на покупку жилища, из села уехала. Кто в Ставрополь подался, кто в Ипатово, Светлоград, Ростов… Тем, кто остался, строительные организации на выделенные государством деньги построили дома. Но с подрядчиками повезло не всем: частное предприятие «Назаренко» из Ставрополя возведение восьми особнячков в Надзорном так и не осилило.

– Это беда наша, – говорит глава администрации Надзорненского сельсовета Виктор Головко. – Скоро три года будет, как люди в землянках живут. Мы на нерадивого подрядчика повлиять не можем, да и не появлялся он давно. Раньше причины разные высказывал: то денег нет, то подорожали стройматериалы… Кстати, во время стройки сразу после наводнения выяснилось, что это частное предприятие, не выполнявшее своих обязательств, слабенькое: ни рабочей силы, ни техники у него своей не было, все на месте нанимали. Но нам порекомендовали это ЧП в Ставрополе, мы и поверили… Куда потом только с нашей проблемой не обращались, ни от кого помощи не получили… Между прочим, другие подрядчики свою работу выполнили качественно и в срок.

Договоры восемь семей сразу после наводнения заключали с одним из учредителей ЧП «Назаренко» – Ларисой Назаренко. Построены и сданы дома должны были быть еще в октябре 2002 года. Тогда лишь возвели коробки зданий, и дело застопорилось. Жить в таких домах нельзя: нет отделки, не установлена сантехника и т.д. Ну а как же существуют, другое слово не подберешь, подтопленцы?

Житель Надзорного Анатолий Дьяченко обитает с женой и двумя детьми в покосившейся, готовой в любой момент рухнуть хибарке. Младшая дочка, третьеклассница Кристина постоянно простывает. Оно и неудивительно: наверное, в хрестоматийной хижине дяди Тома условия были лучше, чем в землянке семьи Дьяченко. Треть своей жизни Кристина провела в этой лачуге. В недостроенном доме, который показал Анатолий, нужно еще очень многое доделать.

– А куда деваться, – сетует А. Дьяченко. – Я один кормилец на всю семью, нет у меня денег судиться, к чиновникам ездить за правдой…

Также третий год ждут переселения в нормальные дома семьи Чаплий, Бадриевых (здесь четверо детей) и другие – всего их восемь. Можно только удивляться долготерпению этих людей. Впрочем, некоторые из них в ближайшее время хотят подать иски в суд к ЧП «Назаренко». Но даже точного адреса фирмы люди сегодня не знают (по их словам, ЧП поменяло местонахождение) и найти ее руководителя – большая проблема. И по телефону разыскать ту же Ларису Назаренко пока не представляется возможным. Автор этих строк несколько дней вызванивал по взятым у надзорненских подтопленцев координатам Ларису Рустемовну. Однако и рабочий, и сотовый телефоны были отключены…

Александр МАЩЕНКО