«Налог с… покойника» – так называлась публикация в «Ставропольской правде» (6.10.04), где речь шла о громадных очередях у здания налоговой инспекции в Нефтекумске. Объединив обслуживание Арзгирского, Буденновского, Левокумского и Нефтекумского районов, фискальный орган создал для налогоплательщиков дополнительные трудности. В связи с таким укрупнением законопослушные граждане попадали в абсурдные ситуации: с одних требовали налог с пеней за давно не существующий мотоцикл, с других – за земельный участок однофамильца, умершего несколько лет назад…

И хотя начальник отдела работы с налогоплательщиками Управления МНС России по Ставропольскому краю В. Рябцева довольно убедительно рассказала читателям, «Кто подбрасывает покойников» ( «СП» 14.10.04), проблема все-таки остается. Да, нельзя не согласиться, что путаница в налоговых документах зачастую возникает в первую очередь по вине регистрирующих органов (ГАИ, комитетов по земельным ресурсам и землеустройству и т.д.). Требовать от них достоверных данных действительно необходимо. Однако укрупнение подразделений налоговой инспекции, других учреждений и организаций, базировавшихся ранее в районных центрах и прилегающих к ним населенных пунктах, пользы рядовым гражданам не приносит. Скорее – вред. Вред гораздо более страшный, чем путаница и недовольство жителей. По большому счету укрупнение задело интересы малых районов, которые и до того испытывали дефицит внимания властей всех уровней.

Вот что говорит глава администрации Курского района Сергей Логвинов:

– Только в ходе ликвидации районной налоговой инспекции потеряно сорок рабочих мест. Жители окрестных сел, станиц и хуторов вынуждены за различного рода справками ездить в Новопавловск, наматывая дополнительные сотни километров. За свой счет, разумеется. А билеты и бензин нынче дороги…

И налоговики не единственный отрицательный пример. В третий раз (с 1997-го) филиал Ставропольского регионального отделения фонда социального страхования переходит из Курского в Кировский район. Потеряно три рабочих места.

Несмотря на то, что площадь зеркала водоемов в Курском районе намного превышает соответствующие показатели в Кировском, филиал управления «Ставропольмелиоводхоз» становится подразделением Кировского филиала (потеря шести рабочих мест). Филиал ГУП «Ставрополькоммунэлектро» с переподчинением Кировскому филиалу теряет свою сущность и значительно сокращается. Совсем недавно по-настоящему стало на ноги, укрепив свою материально-техническую базу, профессиональное училище № 24 (село Эдиссия), но и оно становится придатком Кировского района с потерей двадцати рабочих мест.

Сергей Логвинов подчеркивает, что центр Государственного санитарно-эпидемиологического надзора, который работает в районе, где имеются потенциальные очаги сибирской язвы, холеры, малярии, вместо его усиления сокращают и опять-таки передают в Кировский район. Это – несмотря на начавшееся строительство предусмотренного под размещение данного подразделения административного здания (оно включено в план первоочередных действий губернатора края и является объектом целевой программы «Юг России»).

Семьдесят с лишним потерянных рабочих мест. Велико ли это число для Курской? Очень велико! Особенно если учесть, что в райцентре напрочь отсутствуют какие-либо промышленные предприятия. Но дело не только в этом. После очередного укрупнения местные жители начинают тихо паниковать. Им кажется, что район как административное образование вот-вот ликвидируют, что хозяевами здесь станут пришельцы из-за Терека. В укрупнении они видят отступление, похожее на бегство. Сегодня практически повторяется вариант 1997 года: тогда только в станице Курской было выставлено на продажу более пятисот домовладений.

Добавим, что в связи с таким переподчинением подразделений и учреждений сокращаются налоговые поступления в муниципальные бюджеты. Потенциальные инвесторы остерегаются вкладывать деньги в развитие неперспективной территории. Все это ведет к нагнетанию социальной напряженности, порождает различные слухи и домыслы, отнюдь не способствующие стабилизации ситуации в районе…

Как тут не вспомнить анекдот о беседе отставных сотрудников ЦРУ, работавших некогда в России. Один хвастал, что занимался диверсиями и постоянно ходил под «расстрельной» статьей. Второй «нелегал» был связан с хищением совершенно секретных документов. Ему в случае разоблачения грозило 25 лет тюрьмы.

– Эх вы, щенки, – сказал третий, – я работал в министерстве. Занимался укрупнением, разукрупнением колхозов и предприятий, объявлял неперспективными деревни и хутора. Был в абсолютной безопасности. Хотя вреда нанес столько, сколько вам и не снилось…

Думаете, неактуально? Давайте тогда несколько подробнее разберемся в ситуации, сложившейся в Курском районе в связи с укрупнениями. И, конечно, с особо острой темой – борьбой с терроризмом.

Сегодня много говорят о том, что в противодействии разного рода экстремистским вылазкам должны принимать участие все органы власти, в том числе и районные.

Они, дескать, на местах должны координировать усилия всех ведомств и подразделений в случаях совершения терактов, захвата заложников и в других экстремальных ситуациях.

Но какую координацию может осуществлять глава той же Курской райадминистрации, если он даже полной информацией о том, что творится на подведомственной ему территории, не владеет. Раньше на столе у главы регулярно появлялись оперативные и статистические данные, по которым можно было детально проследить, где и что делается. Райфинотдел, например, мог дать полную информацию о состоянии предприятий, зарплате, задолженности по налогам. У руководителя налоговой инспекции (когда она еще была в районе) можно было неофициально (смотри, никому не говори) получить какую-то информацию. А теперь и такого нет – не поедешь же за этой информацией в Новопавловск?

Еще хуже ситуация с сотрудниками ГО и ЧС: они напрямую подчиняются краевому руководству. Хотя в районе формально эту службу возглавляет глава администрации. Он же из скудной сметы снабжает их по мере необходимости оргтехникой, канцелярскими принадлежностями, в случае необходимости – бензином. Если возникнет чрезвычайная ситуация, будут ли эти сотрудники выполнять распоряжения Сергея Логвинова или в бездействии станут ожидать приказа из края?

Получается так, что глава администрации района выступает в роли командира крупной воинской части, лишенной основных структур. Подразделение связи ему не подчиняется. Химзащиту (ГО и ЧС) тоже надо просить у вышестоящего начальника. Доступа к информации практически не имеется. Что остается? Отступать? Сдаваться в плен? Или писать донесения командарму (читай, губернатору) о своей полной беспомощности…

Ладно, оставим борьбу с терроризмом. Бог даст, ничего страшного на территории Курского района не случится. Остановимся на том, что уже почти случилось: на судьбе упомянутого профессионального училища № 24 в Эдиссии (оно, кстати, единственное в районе). Готовят в этом учебном заведении трактористов-машинистов сельхозпроизводства, электромонтеров, сварщиков, операторов ЭВМ, портных. Училище имеет три филиала: в станице Галюгаевской, хуторах Русском и Мирном. Сорок пять преподавателей. Двести семьдесят учеников (учитывая филиалы). В случае переподчинения училища Новопавловску филиалы автоматически закрываются (у филиала не может быть подфилиалов). Безработными становятся более двадцати преподавателей, а сотня с лишним учащихся филиалов вынуждены будут без дела болтаться по улицам. Для того, чтобы определить мальчишек и девчонок в городские ПТУ или колледжи, у их родителей просто нет денег…

Но дело не только в этом. Когда руководство Новопавловского профучилища прибыло осматривать будущий филиал, педагоги крайне удивились: в центре Кировского района для учеников не создано таких условий, как в Эдиссии. Современные специализированные классы, парк сельхозмашин, подсобное хозяйство, которое дает реальную прибыль, промышленный швейный цех, бесплатные обеды в столовой… Так кого и кому надо подчинять?

Директор училища № 24 Рафаэль Саркисов не амбициозен, а потому не против того, чтобы Новопавловское профучилище заняло главенствующую роль.

– Мы вроде ничего не теряем, – говорит он, – филиалом быть даже легче: бухгалтерию не надо содержать, в Ставрополь с отчетами не придется ездить. Только вот такая деталь: в рынок мы уже вошли, многое держится на наработанных связях…

Руководство Эдиссийского ПУ практически ни разу за последние четыре года не покупало за деньги горючее, запчасти, краску. Брали в долг. Потом расплачивались услугами (вспашка, культивация, предоставление уборочных механизмов). А вот теперь возникли проблемы: фермерские хозяйства, предприятия района уже без прежнего доверия начинают относиться к училищу и его (почти бывшему) директору.

– У тебя печать есть?

– Нет.

– А где гарантии, что не обманешь?

– Поеду в Новопавловск к директору Малееву. Он все бумаги оформит.

– Мы его не знаем…

Многое зависит и от престижа. Некоторых подростков уже само слово «филиал» отталкивает. Уже двенадцать человек подали заявления об отчислении…

Повторюсь, Курский район в связи с близостью к чеченской границе и без того подрастерял свой престиж. Его жители стремятся правдами и неправдами перебраться в глубь Ставрополья. В целях безопасности. Да и к культурным центрам хочется быть поближе. Чтобы детишкам было где учиться. Чтобы выгодно продавать выращенную сельхозпродукцию.

Зачем же искусственно способствовать такому отступлению? Чиновникам, конечно, в Новопавловске живется лучше, чем в Курской. А о рядовых жителях, так называемом электорате, кто будет думать? Комполка (глава администрации) без подчиненных. Район – без перспективы. Это ли судьба форпоста Юга России, которым мы привыкли считать Курский район?..

Алексей ЛАЗАРЕВ