Мультисемейная терапия – сегодня это не малопонятный термин, а практический метод лечения, внедренный в Ставропольской клинической краевой психиатрической больнице полтора года назад. При помощи норвежских специалистов вот уже более пятнадцати лет здесь занимаются созданием специальных психообразовательных программ, уникальность которых в том, что в процесс излечения вовлекаются и родственники пациентов, нуждающиеся в реабилитации не в меньшей степени, чем их подопечные, перевернувшие обычный ход семейной жизни. терапия

Cтавропольские психиатры первыми в стране занялись созданием групп мультисемейной терапии, ставших важной составной частью комплексного лечения психически больных людей. Сегодня таких групп уже пять. В каждой представители не более пяти семей. Это оптимальное количество для плодотворной работы, считают специалисты.

На занятия меня не пригласили. И понятно, ведь и круг обсуждаемых проблем весьма специфичен. Как правило, люди не торопятся рассказывать всему миру о том, что в семье появился психически больной человек. Суть нового метода заключается в том, что пациент и его родственники получают необходимую информацию о характере заболевания и учатся совместно решать возникающие в связи с этим проблемы. Ведь у всех больных на фоне болезни изменяется стереотип поведения: появляются тревога, отчужденность, неуверенность, подозрительность. В такой ситуации именно семья может стать наиболее надежным помощником в преодолении «страхов». Кроме того, самих родственников надо научить, как вести себя с больным. Ведь они, обнаружив признаки психического расстройства у близкого человека, сами находятся в состоянии стресса. Особенно тяжело сознавать факт необратимости процесса. Вернуться на исходную позицию не всегда возможно, а вот «смягчить» течение болезни на фоне поддерживающего медикаментозного лечения – реально.

Мама больной З.: – Вначале, после того, как мы согласились на мультисемейную терапию, нас пригласили на образовательный семинар. Целый день доктора рассказывали о течении болезни, признаках возможного рецидива, как его предупредить, о побочных действиях препаратов и т.д. Уже тогда на многие вещи мы взглянули по-другому. Мы поняли, что можем реально помочь нашим детям, вооружившись знаниями и терпением. Затем нас объединили в группы, и мы стали встречаться систематически, два раза в месяц. Самыми трудными были первые две встречи. Сложность заключалась в том, что каждый член группы должен был рассказать о себе, своей семье, о проблемах, возникших в связи с появлением в ней психически больного. Это было тяжело – выворачивать душу, раскрывать семейные тайны. Но за откровенность платили откровенностью. И это помогало осознать, что ты не один со своей бедой, кроме того, мы узнавали много полезного для себя из рассказов других. На первых занятиях говорили в основном мы, родственники пациентов. А потом постепенно и наши подопечные прониклись доверием к окружающим и стали делиться тем, что их тревожит, как протекают периоды обострения, что они чувствуют, что помогает им преодолеть себя.

Старшая сестра больной Ф.: – Моя сестра замкнулась в себе, дома ни с кем не хотела разговаривать, молчала. А здесь, когда попала в один круг с людьми, имеющими аналогичные проблемы, как-то оттаяла, разговорилась. Прогресс налицо. Она перестала дичиться окружающих. Даже дело себе по душе нашла: научилась шить. И теперь не только нас обшивает, но и заказы берет. Она очень изменилась. И в семье атмосфера стала более теплой и непринужденной.

Пациентка Р.: – У моей мамы были со мной проблемы. Я наотрез отказалась пить лекарства. А мне они в тот период были необходимы. Мне казалось, что все вокруг против меня, хотелось спрятаться в какой-нибудь дальний угол и никого не видеть. Да еще «голоса». Они твердили, что я всем только мешаю. Это было страшно. А на занятиях я поняла, что я не одна, что мои проблемы можно решить, что родственники меня по-настоящему любят.

– Мы с удовлетворением отмечаем, – поясняет врач-психиатр Татьяна Статиева, – что пациенты наши постепенно «оживают», становятся деятельными, более счастливыми, снижается опасность рецидива. Причем нашу скромную пока деятельность можно оценить также и в денежном эквиваленте. Значительно сокращается срок пребывания больных шизофренией и другими психическими заболеваниями на больничной койке. Некоторым вообще не понадобилась госпитализация. Ведь один день пребывания пациента в больнице обходится государству в 450-500 рублей, а средний срок лечения, например, больного шизофренией – 87 дней. Посчитайте. Занятия в мультисемейной группе многим позволили ограничиться только поддерживающим лечением...

Кому-то описываемые здесь проблемы могут показаться частными. Однако это не так. Если обратиться к статистике, то практически 50 процентов населения планеты в той или иной степени подвержены психозам. Это и хронические заболевания, и состояния, являющиеся результатом многочисленных стрессов, обусловленных все убыстряющимися темпами жизни. Любой из нас может не выдержать и впасть, например, в депрессию, также являющуюся психическим заболеванием. Общество должно быть готово прийти на помощь. Преодолеть предубеждение против психически нездоровых людей, а также создать эффективную методику для оказания необходимой помощи и последующей реабилитации и социальной адаптации.

Мультисемейная терапия – это и есть тот самый свет в конце тоннеля, способный разрешить многие проблемы и психически нездоровых, и их семей. И задача состоит сегодня в том, чтобы расширить применение нового метода.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ