В частности, В. Флеглер отметил, что аннулирование долгосрочной лицензии Ставропольской общественной организации охотников и рыболовов (СКОООиР) на право пользования объектами животного мира явилось вынужденной мерой. Общественная организация начала выполнять не свойственные ей функции: определять, какие виды животных являются лицензионными, издавать собственные приказы на открытие охоты, «с потолка» брала калькуляцию стоимости путевок. СКОООиР систематически не выполняла предписания крайохотуправления по наведению порядка в угодьях, не организовала должного учета и охраны дичи. В результате в крае резко снизились популяции кабана, барсука, зайца. Барсука, например, осталось всего полторы сотни…

В. Флеглер отметил, что и после того как была аннулирована долгосрочная лицензия, руководство СКОООиР не унимается, продолжает реализацию отмененных крайсудом путевок, датируя их «задним» числом. Охотников-«общественников» призывают не получать именные разовые лицензии, хотя без них охота считается незаконной и приравнивается к браконьерству.

Журналисты поинтересовались, как быть тем, кто все-таки приобрел путевку. Начальник крайохотуправления подчеркнул, что бухгалтерия СКОООиР обязана вернуть деньги. Если же откажется, то юрист охотуправления готов помочь возвратить затраченные суммы через суд.

В ходе пресс-конференции зашла речь о судьбе угодий, находившихся до недавнего времени в ведении краевой общественной организации охотников и рыболовов. Ведь это ни много ни мало – шесть с лишним миллионов гектаров. Кто их будет обустраивать, охранять, разводить и подкармливать дичь?

В. Флеглер сказал, что «хоронить» Ставропольскую краевую организацию он не собирается, хотя многие ее руководители не первый год обвиняют его в попытках «развалить» СКОООиР. Охотники сами вправе выбирать, в какой организации состоять и какие взносы платить. Что касается угодий, то их судьбу будет решать правительство края. Скорее всего, на конкурсной основе. Но до этого, наверное, будет несколько арбитражных судов: вряд ли СКОООиР смирится с потерей шести миллионов гектаров.

Начальник крайохотуправления высказал свое, сугубо личное мнение по поводу возможного обустройства охотугодий Ставрополья. Дробить их среди множества пользователей – значит окончательно загубить отрасль. Богатым людям или организациям вряд ли будут нужны рядовые охотники. Другое дело, если охотугодья возьмут под свою «крышу» губернатор и правительство края. В этом случае при минимальных расходах со стороны охотников можно будет добиться максимальной эффективности в разведении и охране дичи, построить стрелковые стенды, организовать фазанарии, увеличить популяции копытных.

В. Флеглер отстаивает давно вынашиваемую в охотуправлении идею: средства, которые люди отдают за право любительской охоты, должны быть прозрачны. И если их направлять не в какую-то неподконтрольную бухгалтерию, а в бюджет края, то потом из этого бюджета деньги до копеечки будут использованы по назначению. И никак иначе. Для разведения и подкормки дичи, эффективной борьбы с браконьерством он предлагает ввести штатные должности двухсот егерей. Край у нас благодатный. При желании и настойчивости можно развести столько зверя и птицы, что на Ставрополье иностранцы на охоту будут ездить.

Вот только вопрос: согласится ли губернатор взять зайцев, фазанов, а заодно и пятьдесят с лишним тысяч охотников под свою «крышу»?

Алексей ЛАЗАРЕВ