Священник Владимир Сафонов со своими прихожанами.

Чтобы войти в Спасо-Преображенский храм, надо преодолеть тридцать три ступени, ведущие не вверх, а вниз. Поначалу это обстоятельство немало удивляет: в нашем представлении церковь всегда «стоит на горе», возвышается над суетой. И вдруг эта непредвиденная дорога, приводящая на ум картину тревожащей души красоты: для получения пасхального благодатного огня в Иерусалимском храме Гроба Господня православные верующие тоже спускаются вниз…

Диалектика небесного и земного столь существенна в христианстве. Увидев на ступенях человека средних лет с примечательной «православной» внешностью, я решилась у него спросить, ощущает ли он некий символический смысл местоположения Спасо-Преображенского храма. Прихожанин ответил: «Ощущаю… Чтобы взойти к Богу, надо опуститься в глубину самого себя. Отыскать своего «внутреннего человека»…

Есть своя закономерность в том, что один из старейших ставропольских храмов возглавляет молодой настоятель. Закончив богословский факультет Московской духовной академии при Троице-Сергиевой лавре, отец Владимир Сафонов (бывший выпускник Ставропольской духовной семинарии) в феврале 2004 года стал настоятелем Спасо-Преображенской церкви, освященной 110 лет назад – 19 августа 1894 года. Кстати, сначала на нынешней улице Партизанской построили епархиальный свечной завод, а потом при заводе – домовую церковь. Так на территории огромного лесопаркового массива появился уникальный архитектурный ансамбль: храм с двумя прилегающими к нему строениями, похожими на крылья, в которых ныне располагается регентское отделение Ставропольской духовной семинарии. С течением времени морально-историческая ценность этой заповедной церковной территории не угасает, а возрастает, и к этой мысли мы обязательно вернемся.

– История храма, – уточняет отец Владимир, – подтверждена архивными документами, которые включают в себя данные до 1914 года. Это прежде всего клировые ведомости, содержащие сведения о священниках нашего храма.

Известно имя и первого настоятеля храма, принимавшего участие в его строительстве, – деятельного отца Димитрия Успенского. Однако с началом Первой мировой войны летопись храма прерывается. Следующий документ, который отцу Владимиру и его инициативной группе удалось разыскать, датируется только 1926 годом – постановление о закрытии храма. Сотрудники Ставропольского краевого архива называют его поистине уникальным, поскольку в те времена подобные заключения без всякой аргументации принимались «списком», после чего закрывалось сразу несколько церквей. И вдруг особое решение по Спасо-Преображенскому храму с семью пунктами обвинений!

– Одно из них, – рассказывает отец Владимир, – состояло в том, что наш храм сохранил верность ныне канонизированному патриарху Тихону.

Вспомним русскую историю. С Петровских времен и до ХХ столетия в России осуществлялось так называемое Синодальное управление православной церковью. В 1917 году на Поместном соборе вновь был выбран патриарх, им стал Тихон Белавин, служивший до 1925 года. Шла революция, Гражданская война. Церковь, как и все российское общество, была охвачена смутой. Мощное сопротивление канонической церковной власти оказали «обновленцы». Верность патриарху сохраняли лишь немногие храмы России. В их числе оказалась и ставропольская Спасо-Преображенская домовая церковь.

Со всего города верные чада церкви стекались в храм, вокруг которого собралась огромная община, приход насчитывал уже тысячу человек. Однако нечто поразительное в этой истории произошло потом. Еще 26 лет Спасо-Преображенский храм осуществлял свою деятельность – постановление не вошло в силу! Сегодняшние прихожане, многие из которых были участниками тех событий, смиренно предполагают, что именно верующие отстояли свой православный храм. И все-таки в 1952 году нашлись новые основания для его уже действительного закрытия. Здесь обосновался военный госпиталь.

Новое рождение храма произошло в 1998 году, когда его настоятель отец Сергей Чулков официально провел первое богослужение. Через год храм заработал в полную силу. Впрочем, утверждать это, пожалуй, рано, пока старейшее архитектурное сооружение города со всех сторон заставлено строительными лесами. Восстановление идет медленно – катастрофически не хватает средств. Нет их, по утверждению властей, и в городской казне. Ремонт осуществляется больше на пожертвования прихожан. А это люди в основном бедные, отдающие, как рассказывает отец Владимир, часто последнее. Тем не менее самая большая опасность подстерегает храм с другой стороны.

Есть такой либеральный профессор Евгений Ясин, идеолог российских реформ. В своей новой книге «Модернизация экономики и система ценностей» он откровенно объясняет: традиционные русские ценности привлекательны, но малопродуктивны, лишь потому закончились кризисом первые два этапа реформ. Стремительно назревает третий, в котором решающую роль будет играть коренное изменение культуры и духовных ценностей русского народа! Наиболее предпочтительной Ясин считает протестантскую этическую систему. Все определится, говорит он, когда в России закончится газ (с этим событием либералы связывают особые надежды). Что это? Розыгрыш? Сон? Бред?..

Знаем ли мы, отчего наша душа так охотно просветляется в церкви, даже если мы не самые грамотные верующие? И почему такое множество храмов строится сегодня по всей России? С этими вопросами так хотелось обратиться к самому Спасо-Преображенскому храму. Вместе с другими верующими я вошла в вековое здание и будто по-новому увидела православные иконы, услышала молитвы, почувствовала скромное обаяние церковно-семейной сострадательности. Это и есть русское православие – наши корни, колыбель, истоки. Потому русскому человеку в наших церквях хорошо, что «душа у него христианка», в церкви она дома.

Отгороженный строительными лесами вековой православный храм свидетельствовал и о другом. В стране идет процесс «на вырост». Церковь строит и ремонтирует храмы, потому что знает: если будет у нас Россия, русский человек вернется в церковь. После всего, что мы в эти годы пережили, больше нам возвращаться некуда.

Светлана СОЛОДСКИХ