Меня очень тревожит разрыв между словом и делом в реформировании жилищно-коммунального хозяйства. Мы говорим, что в этой сфере нужно обновить техническую базу, ликвидировать огромные потери ресурсов, создать систему управления, ответственную перед потребителем за качество работы коммунальных служб. Любой гражданин знает об этих проблемах не понаслышке, и вряд ли найдется человек, который выступит против таких реформ.

Но у себя дома люди видят совсем другую реформу ЖКХ. Она заключается в том, что платить нужно все больше, а мусор и разбитые лампочки на лестничной площадке остаются без изменений. Такую реформу объяснить никому невозможно. Она вызывает только вполне понятное возмущение.

Сегодня сам термин – реформа ЖКХ часто служит просто синонимом повышения тарифов. Для многих удобно, а то и очень выгодно понимать его именно так. Но для общества в целом такое отождествление – крайне неприятный симптом. Оно свидетельствует об ошибках, допущенных государством.

Сфера ЖКХ настолько важна для жизни людей и находится в таком плачевном состоянии, что ее реформирование объективно отвечает интересам большинства граждан. Целые города из года в год становятся зонами коммунального бедствия. С большими и малыми сбоями в работе коммунальных систем постоянно сталкиваются жители всех без исключения регионов России. И дело не ограничивается неудобствами. Нередко под угрозой оказывается здоровье и даже жизнь людей. Если реформа, которая должна изменить это, считается непопулярной, связывается основной массой граждан со снижением уровня жизни – это серьезный повод задуматься о технологии ее проведения.

Надо разделить две стороны реформы и в политике, и в сознании людей. Выдвинуть на передний план главное – всестороннюю модернизацию отрасли: техническую, экономическую, организационную. И дать четкий, приемлемый для общества ответ на ключевой вопрос: кто заплатит за реформу ЖКХ.

Первое и главное, в чем нуждается жилищно-коммунальное хозяйство, – это система управления, способная рационально распоряжаться деньгами и материальными ресурсами. Без этого о реформе говорить бессмысленно.

Второе – это механизм защиты прав и интересов граждан в процессе реформирования отрасли. В соответствии с Конституцией мы строим в России социальное и к тому же правовое государство. Это значит, что государство обязано исправлять нежелательные последствия деятельности рынка.

И только третье, что нужно для реформы ЖКХ, – это действительно деньги. Но не на текущие расходы, а на инвестиции. Разница принципиальная: в этом случае о финансовой стороне коммунального хозяйства жильцы будут знать по новому лифту, бесперебойной подаче воды и электричества, горячим батареям зимой, а не только по возросшим суммам в платежных квитанциях.

Без решения этих трех принципиальных задач повышать тарифы, подтягивать их к уровню затрат бессмысленно – как лить воду в бездонную бочку.

В России в 2002-2003 годах тарифы на жилищно-коммунальные услуги росли в 2-3 раза быстрее, чем уровень цен и доходы населения. В результате за два года отрасль получила дополнительные доходы в размере примерно 250 млрд. руб. Прямо скажем, немалые деньги. По расчетам, на них можно было модернизировать 40% всей сферы ЖКХ.

На деле же обновления технической базы не произошло и даже финансовое положение предприятий ЖКХ не улучшилось. Текущие расходы шли в ногу с доходами, значительно опережая рост цен. И это вполне естественно, когда у руководителей и работников нет ни заинтересованности в экономии, ни опасения каких-либо санкций за неэффективное использование ресурсов.

Теперь специалисты отрасли считают, что ей нужно еще 72 млрд. руб. в год, чтобы сводить концы с концами. Но и опыт, и здравый смысл подсказывают, что без коренного изменения экономического механизма ЖКХ расходы могут расти бесконечно. Беда отрасли не в нехватке финансовых ресурсов, а в невозможности обеспечить их рациональное использование.

Совсем другие примеры я видел в Казахстане, хотя весь уклад жизни там очень похож на российский – и по состоянию экономики, и по психологии людей. Реформа ЖКХ в Казахстане уже завершена. В отрасли действуют законы рынка, коммерческого расчета. В каждой квартире, в каждом доме установлены счетчики воды, газа. И расход ресурсов в результате сократился на 40%. Безусловно, полностью обновить инженерные системы ЖКХ там еще не успели. Это значит, что значительная часть перерасхода была связана не с состоянием техники, как часто приходится слышать, а с нерациональным управлением: где-то с безответственностью, а где-то и с корыстью.

Рынок, где за нерадивость приходится отвечать собственным рублем, – мощное средство для наведения порядка. Но из-за социальных ограничений, из-за низкого уровня доходов населения государство сегодня вынуждено сдерживать развитие рыночных механизмов в сфере ЖКХ. И этот огромный сектор хозяйства оказывается тормозом для всей экономики страны, а значит, и для решения социальных проблем. Где выход из этого замкнутого круга?

Мне уже приходилось высказывать мысль, что реформу ЖКХ надо было бы начинать с реформы доходов населения. В качестве первого шага необходимо ликвидировать отставание минимальной заработной платы от прожиточного минимума. Уже при достигнутых объемах бюджета можно произвести необходимый маневр ресурсами.

А есть и значительные резервы увеличения государственных доходов – природная рента, алкогольная монополия, более эффективное использование государственной собственности. Они позволяют проводить активную политику повышения доходов населения, стремясь к такому их уровню, при котором заработная плата в России станет сопоставимой с производительностью труда. Как известно из международных сравнений, это означает рост в 3-4 раза.

Такая политика доходов обеспечит и финансовую, и социальную, и, что не менее важно, моральную основу для проведения рыночных реформ, в том числе в сфере ЖКХ. Создавая платежеспособный спрос, она станет источником экономического роста. Например, накопленная за многие годы потребность в новых лифтах, трубах, насосах и во множестве других необходимых для ЖКХ вещей превратится в конкретные заказы российским предприятиям. Из «тормоза» экономики ЖКХ превратится в ее «двигатель». Подобные процессы пойдут и в других отраслях российской экономики.

И вопрос, кто оплатит реформу ЖКХ, получит парадоксальный, но конструктивный ответ. Заплатят за реформу все-таки граждане, но их доходы и уровень жизни возрастут в еще большей степени, чем коммунальные тарифы. Эта плата из социальной угрозы превратится в инструмент контроля качества потребителями услуг. Если люди смогут полностью оплачивать жилищно-коммунальные услуги за счет роста своих доходов, а не отказа от самого необходимого, если современное жилье станет доступным для каждого, кто работает, такую реформу ЖКХ они поймут и поддержат.