Госдума РФ

Из истории

По данным социологического опроса, 90 процентов лиц, проходящих в России по уголовным делам в качестве потерпевших, и свидетелей, заявляют, что откажутся от своих показаний на судебном процессе в случае угрозы их жизни и безопасности. По мировой статистике, от показаний в суде отказывается каждый четвертый свидетель. Разница очевидна. Как очевидно и то, что такой закон просто необходим России.

Попытки принять его предпринимались неоднократно на протяжении восьми последних лет. Впервые закон о защите свидетелей Госдума одобрила еще в 1994 году, но Борис Ельцин наложил на него вето. В следующем году закон был вновь принят Госдумой, но его отклонил Совет Федерации. В мае 1997 года его приняли и Госдума, и Совет Федерации. Но Ельцин снова его отклонил. Правительство тогда заявило, что на реализацию закона потребуется 1,4 триллиона неденоминированных рублей в год, что превышает расходы всей прокуратуры.

Цена вопроса

Финансовый аспект проблемы далеко немаловажен. Если он не будет реализован с той же тщательностью, как прописан закон, то программа защиты свидетелей останется мертвой буквой. Факт малоизвестный: все эти годы программа защиты свидетелей в России все же существовала. Им выделялась охрана, менялись документы и место жительства и даже делались пластические операции. В Москве и ряде регионов были созданы специальные отделы в ГУВД. А вот средства на это наскребались с трудом. Сами оперативники говорят, что закон нужен в основном для того, чтобы получить бюджетное финансирование.

По расчетам ВНИИ МВД РФ, на реализацию программы потребуются 735 миллионов рублей, рассчитанных на семь с половиной тысяч человек. Сумма эта явно недостаточная для создания эффективной системы защиты свидетелей. Более того, в пояснительной записке к проекту Федерального закона, составленной несколько лет назад, называлась совсем другая сумма – 3817,1 миллиона рублей. При этом считалось, что реально в проведении различных защитных мероприятий нуждается около пяти тысяч человек. Самая крупная трата предусматривалась на личную охрану – 2250,0 миллиона рублей. При этом, чтобы охранять пять тысяч нуждающихся круглосуточно, предлагалось ввести дополнительную численность органов внутренних дел количеством в 30 тысяч единиц. Хотя сам факт того, что охрану будут осуществлять сотрудники правоохранительных органов, заинтересованные в том или ином исходе дела, достаточно спорен, но «финансовое обрезание» трудно не заметить.

А изменение внешности, на которое больше всего уповает обыватель (мол, на это нам денег не хватит), обойдется менее, чем в миллион, если придется менять внешность 50 человекам. Надо отметить, что законом оговаривается, что наиболее затратные и значимые меры безопасности в отношении защищаемых лиц, такие, как переселение в другое место жительства, замена документов, изменение места работы или учебы, применяется только по уголовным делам о тяжких или особо тяжких преступлениях.

* * *

Сейчас наш закон направлен в Совет Федерации. Почти со стопроцентной уверенностью можно сказать, что там он будет принят, а позже подписан президентом. Ведь именно президент на этот раз инициировал его рассмотрение Думой. Так что с бумагами все получится.

А вот как будет с реализацией, сказать пока трудно. Впрочем, не все так страшно, как кажется на первый взгляд. За почти десять лет действия закона «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» под защиту были взяты считанные единицы слуг Фемиды... Просто не обращались...

Валентина ЛЕЗВИНА