танк на асфальте

Здесь же заброшенный, полуразрушенный сельский клуб. Вода с перебоями, о газификации жители поселка даже и не мечтают. Единственный признак цивилизации – многокилометровая асфальтированная дорога, соединяющая поселок с центральной усадьбой.

Именно дорога и удерживает людей, чтобы окончательно не побросать свои дома и не уехать отсюда. Дорога – это жизнь. Благодаря ей сельчане имеют возможность ежедневно ездить в город по своим надобностям, возить на рынок продукцию с личных подворий. По ней же транспортируется и выращенное на полях зерно.

Долгие годы сельская дорога спокойно выполняла свои мирные функции. Однако в последнее время интерес к ней стали проявлять военные, а именно командование 205-й мотострелковой бригады. И ладно, если бы дорога была обозначена на их штабных картах как трасса для использования в военное время. Тогда людей в погонах понять бы было можно: война есть война. Но когда военные бесцеремонно начали повседневно использовать дорогу в своих целях, терпению сельчан пришел конец. Кстати говоря, их жалоба на эту тему уже публиковалась на страницах «Ставропольской правды» в прошлом году, и это тогда возымело определенное действие: передвижение военной техники по сельской дороге временно приостановили. Но пришел новый комбриг, и танки вновь загрохотали по поселковой улице.

В чем суть конфликта? Мотострелковая бригада и ее военное снаряжение базируются в северной части Буденновска, на берегу озера Буйвола. Личный состав соединения на протяжении многих лет участвует в боевых действиях на территории Чечни. И если с переброской военно-служащих особых проблем нет, то вопрос с передислокацией техники стал головной болью для командования. Чтобы погрузить танки и другое вооружение на железнодорожные платформы, нужно гнать их по городским улицам. Естественно, разрешение на это никто не дает. Остается использовать в качестве пункта погрузки сельские полустанки. Ближайший к бригаде расположен на территории Искровской сельской администрации. Это примерно 20-25 километров от места дислокации бригады. Туда военные и стали гонять свою технику.

Чтобы лучше понять состояние сельчан, вынужденных часто наблюдать, как по улице их поселка грохочут танки, мы вместе с главой сельской администрации Виктором Самойленко приехали в Прогресс. Со стороны степи издалека был слышен нарастающий гул. Вскоре показалась и военная техника: около десятка тяжелых машин. Даже за несколько сот метров от колонны чувствовалось легкое подрагивание земли. А когда танки проходили неподалеку от жилых домов, грохот и дрожание нарастали.

Когда военные машины удалились, глава администрации предложил проехать по пути ее следования. На асфальт, где только что прошла военная колонна, было больно смотреть, особенно в тех местах, где машины делали повороты. Не лучше выглядела и земля, изуродованная гусеницами танков.

– Через год-два от дороги ничего не останется, – с горечью говорит и В. Самойленко. – Средств на ее восстановление у нас нет. Мало того, военные стали перегонять свои машины и через мост, на это абсолютно не рассчитанный. Думаю, что современные танки в состоянии преодолеть трехметровую речушку вброд. Но военным проще гнать их по асфальту и через мост. Мы неод-нократно пытались договориться с командованием бригады об установлении маршрутов передвижения военной техники по нашей территории, но тому до сельчан нет никакого дела. Как ездили по асфальту, так и продолжают.

В обиде на военных и фермеры. Людям обидно и больно смотреть, как слишком вольготно ведут себя военные на их землях, куда вложены немалые деньги.

Когда мы подъехали к железнодорожному полустанку, техника уже была выстроена в ряд, и солдаты занимались ее осмотром. Старший офицер, несмотря на желание главы сельской администрации поговорить по существу дела, устало махнул в сторону бригады – мол, езжайте туда и разбирайтесь, мое дело – доставить технику на погрузку. На следующий день мы пытались дозвониться в бригаду, чтобы договориться о встрече с командованием, но на коммутаторе однообразно отвечали: «Линия занята». Значит, вскоре танки опять будут крушить асфальт на сельской дороге.

Сергей РЫБАЛЬЧЕНКО