Как отметила пресс-служба ГУВД СК, сообщение об обнаруженных подозрительных пакетах, стоящих в промышленной зоне минераловодского предприятия, поступило в милицию в начале пятого вечера. На место происшествия выехали специалисты оперативной группы МВД, в составе которой были саперы и кинологи с собаками. Полиэтиленовые мешки находились на бетонной площадке рядом со зданием малярного цеха. Там лежало 31 килограмм 615 грамм пластида.

Обследование территории на предмет других взрывоопасных находок закончилось безрезультатно. Часть вещества взята на исследование. Остальное сожжено.

Корреспондент «СП» побывал на месте происшествия – на территории бывшего ООО «Совтрансавто-сервис», где нынче базируются три предприятия. И встретился с генеральным директором транспортного союза Сергеем Дзюбенко, генеральным директором и исполнительным директором ООО «Компания Инвестпроектстрой+» Владимиром Ижевским и Владимиром Павловским, а также начальником охраны Виктором Масловым. Вот тут-то и выяснилось, что история с взрывоопасной находкой, казалось бы, для нашего региона ставшая уже делом обыденным, более чем необычна.

А началось все с того, что во вторник, представившись работником ФСБ из Ессентуков, некий человек попытался пройти на предприятие через проходную. Его не пропустили. Территория бывшего ООО «Совтрансавто-сервиса» занимает 8,5 гектара и тщательно охраняется. Через некоторое время внезапно этот якобы сотрудник ФСБ вызывает сюда правоохранительные органы и указывает точное местоположение пластида. Мол, это место по телефону ему указал неназываемый источник.

К слову, завернутые в промасленную бумагу пластины взрывчатки примерно двух сантиметров толщиной и размером с четвертинку газетного листа «СП». Среди сероватого цвета пластин, на вид очень похожих на те, которые используются для предохранения бронетехники от взрывов снарядов, лежал и один желтый квадратный брусок (наподобие хозяйственного мыла). Это очень высококачественный пластид, который обладает большой взрывной силой. Один килограмм его примерно равен пяти килограммам тротилового эквивалента. Значит, находка в пересчете соответствовала 150 килограммам в тротиловом эквиваленте. Сегодня на черном рынке стоимость одного килограмма пластида – как минимум 20 тысяч рублей. То есть около 32-килограммовая находка потянула бы на сумму свыше 600 тысяч рублей! Но никаких взрывателей в пакетах не было. А без них пластид безопасен. Более того, даже если его подорвать, но не начинить, например, железом, то взрывная волна не принесет особого вреда. И странно, что безобидное в таком виде вещество было сожжено на месте.

По версии правоохранительных органов, пластид вполне мог пролежать за малярным цехом пять-семь лет (по утверждению руководства предприятий – не более нескольких часов). Поэтому-то и сложилось у многих впечатление, что взрывчатка была положена незадолго до появления сотрудника ФСБ. Кстати, позади большого кирпичного здания малярного цеха находится бетонный забор предприятия высотой примерно метр восемьдесят. За ним – поле, поросшее камышом. Именно оттуда мог попасть тот, кто положил взрывчатку. Руководители предприятий полностью исключают, что кто-то посторонний мог пройти через проходную.

Непонятно и то, кто мог сообщить сотруднику ФСБ о пластиде. Внешне содержимое пакетов скорее напоминало старый солидол. Определить, что это взрывчатое вещество, смог бы только специалист. На предприятиях таковых нет даже среди сотрудников охраны.

В общем, не понятно в этой ситуации многое. Например, и то, зачем понадобилось, предположим, прятать пластид на хорошо охраняемой территории, когда рядом есть куда менее засекреченные автопредприятия.

P.S. Вчера в правоохранительных органах края каких-либо комментариев добиться не удалось. Кроме того, сотрудник УФСБ по СК посоветовал корреспонденту «СП» не вдаваться в подробности. Однако, как сообщил редакции прокурор края В. Калугин, возбуждено уголовное дело по факту незаконного хранения взрывчатого вещества.

Николай БЛИЗНЮК