Ежедневно, перемещаясь на собственном или общественном транспорте, мы даже не задумываемся, какой труд вложен в нашу безопасность на дорогах. А слово гаишник ассоциируется с поборами, а в последнее время и с пресловутыми «оборотнями». На самом же деле сотни людей в погонах круглосуточно и при любой погоде неотступно следят за дорожным порядком, чтобы оградить нас от несчастья. Понаблюдать за этой окутанной множеством небылиц и мифов работой мы решили своими глазами вместе с сотрудниками ставропольского батальона УГАИ ГУВД СК выехали на дежурство на дороги краевого центра. Причем профессию в данном случае выбрали определенную – дознавателя. инспектор дознания Е. Малаштан и инспектор-дежурный П. Савченко

Покой лишь снится…

Особенно хорошо эта профессия знакома тем автовладельцам, которые бывали в дорожно-транспортных происшествиях. Поскольку в обязанности дознавателя входит рассматривать в деталях ДТП и выносить вердикт – кто виноват, а кто нет. Итак, представлю спутников – инспектор дознания Евгений Малаштан и инспектор-дежурный Павел Савченко. Вообще, в батальоне работают девять дознавателей, которые обслуживают Ставрополь и прилегающую территорию. Один из них сутки дежурит на дорогах, то есть выезжает на место ДТП, остальные разбирают дела в управлении.

– Евгений, как много вам приходится в сутки оформлять дорожно-транспортных происшествий?

– Зависит от разных факторов: например погоды или дня недели. Случаются дни спокойные, а бывает, что ранним утром уезжаешь и лишь следующим возвращаешься.

Рассказываю собеседнику, как по дороге мы увидели аварию и остановились сфотографировать. На удивление, водители наперегонки бросились к нам рассказывать о происшедшем. Оказалось, нас приняли за страховых агентов!

– Страховые компании нам добавили много работы, – констатирует Е. Малаштан. – Когда не было обязательного страхования, многие водители, причинив машине легкие повреждения, предпочитали разбираться самостоятельно, теперь же все желают оформляться. Так, если раньше в среднем за год мы фиксировали около 1700 ДТП, то теперь только за истекшие несколько месяцев – около двух тысяч.

Нарушителям на дороге не место

Беседу прерывают позывные рации: авария на кольце у «стелы». Приезжаем. Оказывается, ничего серьезного – на повороте маршрутка зацепила «легковушку». Первой почти не досталось, а вот новенькую «десяточку» помяли. Кстати, за минувшие полдня в Ставрополе – это уже второе ДТП с участием маршрутного такси.

– Маршрутчики, таксисты, которым, казалось бы, нужно ездить аккуратнее всех, часто попадают в ДТП. Другая категория опасных водителей – люди пожилые или, наоборот, очень молодые, – рассказывает дознаватель. – Из видов транспорта, наиболее подверженных риску, можно выделить скоростные иномарки и, напротив, старые машины. И, конечно, изначально опасная категория – мотоциклы.

Делаем на дороге все необходимые замеры, рисуем схему движения автомобилей, опрашиваем водителей… На всю процедуру уходит где-то час-полтора. Мимо проносятся машины, откуда место аварии с иронией во взгляде рассматривают десятки любопытных глаз. Вдруг одна иномарка «подрезает» другую. Еще чуть-чуть, и произошла бы авария. Водители, не стесняясь в выражениях, высказывают друг другу все, что они думают по этому поводу, и разъезжаются. Под впечатлением от увиденного рождается очередной вопрос:

– Вам приходится общаться с самыми разными людьми. Часто грубят? Зависит ли как-то поведение водителя от его достатка и марки машины?

– В общем, нет. Тяжелее всего общаться с 18-19-летними. Они несдержанны, агрессивны. Взрослые же ведут себя более корректно и на дороге, и во время общения. Понятно, что, пережив аварию, человек находится в стрессовом состоянии. Если он нервничает, то пытаемся его успокоить, перевести беседу на более дружеский лад. Главное в нашей работе – установить контакт. Тем более, что часто водители скрытничают или просто врут – подстраивают ситуацию под себя. При сопоставлении фактов это сразу видно. И тогда приходится долго с ними беседовать, наводящими вопросами восстанавливать истину.

– А как ведут себя в такой ситуации женщины-водители? Наверное, кокетничают…

– Нет. В отличие от мужчин они меньше хитрят. И вообще очень серьезно относятся ко всему произошедшему. Хотя бывают, конечно, и среди них «сказочницы».

– Евгений, насколько вы оцениваете теоретическую подкованность наших водителей: знание правил дорожного движения и юридической грамоты?

– Ниже среднего. В основном знания явно поверхностны. При этом правила умудряются трактовать каждый по-своему, при столкновении – «выворачивать» под себя. Плохо у наших водителей и с юридической культурой. Хотя встречаются, конечно, люди грамотные.

Несчастливое «тринадцать»

Следующими нашими «клиентами» оказываются «Ока» и «Москвич». Авария опять же несерьезная. И снова на одной из самых оживленных городских дорог. Водитель «Оки» – житель Туркменского района да к тому же бывший сотрудник ГАИ. Видно, что человек опытный. Без вопросов выполняет все, что необходимо для процедуры оформления. Водитель «Москвича», растерян. «Первый раз?» – спрашиваю. «И надеюсь последний!» – перепуганно восклицает он. Причиной аварии стала его машина, заглохшая перед светофором. Вот только кто же из них виноват, я так и не поняла. На мой вопрос Павел отшучивается: «Заправщик!». «Он-то тут при чем?» – недоумеваю. «Так не заправил бы машину, та б и не поехала никуда…»

Кстати, П. Савченко работает в ГАИ уже одиннадцать лет. Оказалось, он настоящий кладезь интересных историй и страстный поклонник рыбалки. Это его излюбленный метод отдыхать от работы. А еще Павел – человек суеверный (согласитесь, странная черта для милиционера!). Он верит, что по 13-м числам на дорогах нужно быть особенно осторожным.

– Часто встречаются повторные «клиенты»? Те, с кем уже приходилось общаться на ДТП, – спрашиваю по дороге.

– Очень. Причем есть и такие, которые неоднократно попадаются, но при этом постоянно не виноваты. Вот так не везет людям. Многих мы помним в лицо. Запоминают и нас. Бывает, что встречаемся на улице, здороваемся. Они рассказывают, чем дело закончилось, делятся впечатлениями.

– Выходим из машины и рассматриваем новых «клиентов». У стены стоит иномарка с огромной глубокой царапиной. Оказалось, так машину изуродовал не рассчитавший габариты «уазик».

– Вот вам – «рецидивист», знакомьтесь, – смеется Евгений.

Молодой водитель иномарки смущенно представляется: Эдуард. Оказывается, за последний год на его счету это уже третье ДТП. Причем последний раз с дознавателем Малаштаном они виделись в конце мая.

Водитель же «уазика» Павел Иванович расстроен донельзя.

– Ну надо же! Несколько дней до пенсии осталось. 44 года за рулем и ни одного происшествия, и тут… – сокрушается он, засыпает дознавателя вопросами о том, как ему быть дальше. Но инструкции дает Эдуард:

– И еще, завтра в 8 утра нужно быть в управлении. Могу, Павел Иванович, за вами заехать.

– Вы уже подружиться успели?! – удивляюсь.

– Представляете, прямо анекдот: сижу в машине, никого не трогаю. Тут появляется «уазик». И как… В общем, выскакиваем мы ошарашенные. Просим сигареты друг у друга. Оказывается, оба на днях курить бросили. В общем, пока вас ждали так и познакомились, – рассказал Эдуард.

О красивых девушках и профессиональном цинизме

– Был у нас случай, когда на стоянку залетел «Фольксваген-пассат». Ударил штук шесть машин, а потом вверх колесами «улегся» на их крыши. Вот еще случай – мужчина на грузовичке пытался переехать железнодорожный переезд, и столкнулся с… поездом. Невнимательность за рулем, пьянство, превышение скорости, попытки «проскочить» или перестроиться, отвлечение внимания на разговор по сотовому телефону, на проходящих красивых девушек – все это может привести к дорожно-транспортному происшествию, – комментирует Евгений Малаштан.

Последнее утверждение – насчет девушек – лично я всегда считала анекдотом. Оказалось, основан он на реальных событиях. Об одном из них произошел несколько лет назад, – рассказал инспектор-дежурный Павел:

– Однажды кавказский мужчина влетает на «копейке» в столб. Приезжаем на место, рассматриваем повреждения. Машину жалко. «Ну что же ты так неаккуратно, машину угробил!..» – говорим ему. А он в ответ: «Вай, да что вы все машина-машина… Какая дэвушка по улице проходила!!!»

…Хорошо, что в этот день в городе страдали от дорожно-транспортных происшествий только машины, подумала я, прощаясь с Евгением Малаштаном и Павлом Савченко. Когда люди – страшно и тяжело. Хоть и выработался у милиционеров за много лет работы своеобразный защитный рефлекс – профессиональный цинизм. Да только как останешься равнодушным к человеческой боли и страданию!

Ирина БОСЕНКО