Слова «инновации» и «инвестиции» в последнее время столь часто слетают с губ чиновников, что создается впечатление, будто и того, и другого в крае хоть отбавляй. Однако доля наукоемких изделий в составе краевого экспорта, по данным президента Торгово-промышленной палаты СК В. Набатникова, только 10%. А инвесторы – хоть наши, хоть зарубежные – не любят и не спешат вкладывать деньги в проекты «с пеленок», т. е. когда есть лишь хорошая идея и ничего больше, а таких как раз большинство. Причина известна – риск. Из-за этого на бумаге остаются даже проекты, отмеченные наградами престижных выставок и ярмарок.

На конференции как раз состоялось вручение медалей и дипломов IV Московского международного салона инноваций и инвестиций, который не столь давно прошел в столице. Краю есть чем гордиться: медалями и специальными призами российских и международных организаций были отмечены 43 ставропольские разработки. Среди них 11 «золотых» и 19 «серебряных». Награды вручал А. Черногоров. Глава края сказал о правовом поле, которое «постепенно создается», а также о том, что в крае разработана программа инновационных проектов, в т. ч. частично финансируемых за счет средств региональной казны. В прошлом году, если верить статистике, экономика нашего края «привлекла» 20,3 млрд. рублей инвестиций в основной капитал. «Несмотря на завершение таких крупномасштабных проектов, как «Голубой поток» и «ветка» Каспийского трубопроводного консорциума, край сохраняет достаточно высокий уровень капитальных вложений», – подчеркнул губернатор.

Вернулись в край с «серебром» и авторы суперактуального на сегодняшний день проекта по технологии утилизации органических отходов. Один из этих ученых, агроном-почвовед А. Шония первым завез в Россию и край красного калифорнийского червя. Было это в начале 1990-х. За прошедшее с тех пор время вместе с коллегами он адаптировал «интуриста» к нашим условиям (червь теперь прекрасно зимует), сохранив его производительность. Изменилось и название: из красного калифорнийского червь превратился в красного компостного. Как утверждает А. Шония, с помощью таких червей можно утилизировать все имеющиеся на территории Ставрополья отходы, при этом получится биогумус – вещество, являющееся основой питания для растений, вследствие чего крайне полезное для сельского хозяйства.

На реализацию проекта требуются миллионы рублей, которых, естественно, нет. Нужен инвестор. На постоянно действующей выставке разработок, которая в здании ЦНТИ проходила параллельно с конференцией, было представлено несколько десятков подобных интересных и перспективных проектов. Из потенциальных кредиторов были замечены председатель Северо-Кавказского банка Сбербанка РФ В. Гаврилов и некоторые другие банкиры.

После «медальной» процедуры В. Гаевский рассказал о том, что в крае «осуществляется комплекс мер по созданию инновационной инфраструктуры», что «важным условием в продвижении инновационных проектов мы считаем государственную поддержку, а также активное участие наших инновационно продвинутых предприятий и организаций в различных выставках и ярмарках», а также о многом другом.

О так называемой господдержке высказался заместитель председателя Госдумы края К. Храмов. Существует несколько механизмов ее реализации, однако на Ставрополье реально работает только льготный кредит (субсидирование процентной ставки). Абсолютно не действует инвестиционный налоговый кредит (около года назад о нем был принят целый закон!), который, по словам К. Храмова, выгоден не только для бизнеса, но и для бюджета. Фактически предприятие кредитуется за счет собственных налогов. Более того, инвестиционный налоговый порой бывает даже выгоднее льготного, поскольку при его оформлении не нужно залога и гарантий третьих лиц. Нынче, впрочем, бежать за ним уже поздно: в прошлом году строчка в бюджете (а значит, и деньги) была, но, поскольку кредитом никто не воспользовался, в бюджете нынешнего года минфин просто ее взял и «вычеркнул»…

Почему же инновации, которым в крае официально открыли зеленую улицу, ползут по ней черепашьими темпами? По мнению председателя общественного экспертного научно-технического совета при минэкономразвития края Л. Кузяковой, дело в том, что ученые не знают, что нужно бизнесу, а бизнес – о разработках ставропольских ученых. В этой связи она обратилась к Торгово-промышленной палате и Конгрессу деловых кругов Ставрополья с просьбой помочь «соединить руки» науки и производства.

В. Поляков, президент концерна «Энергомера», придерживается несколько иной точки зрения. «Нам нужны инвестиции, а не медали, – сказал он. – Медали, конечно, тоже важны, но их хватает. А вот инвестиций в крае мало». Типичный инвестор не вложит свои деньги в предприятие чахлое или не приносящее серьезных прибылей, потому что по сути это тот же кредитор, который чуть больше рискует, но и рассчитывает на более «вкусную» финансовую отдачу: если банк даст кредит под 14%, то инвестор – не меньше чем под 25%. И то не даст денег просто так, за красивые глаза (читай – за красивый проект), а изучит всю подноготную предприятия: он, инвестор, должен быть уверен, что менеджмент работает грамотно, что рынки сбыта контролируются и объемы продаж растут, что управление финансами происходит талантливо, а издержками – правильно. «Деньги вручаются под команду», – подытожил В. Поляков.

Что касается модного слова «инновации», то В. Поляков заметил следующее: «Инновации многие понимают как внедрение собственных изобретений. Так тоже бывает, но, как правило, в понимании мирового сообщества и тех же инвесторов – это внедрение лучших достижений в области технологий». На что В. Гаевский заметил: «В крае, России и, наверное, мире наблюдается дефицит идей».

Еще одну вероятную причину образования «инновационно-инвестиционной дыры» привел В. Набатников – отсутствие современной инфраструктуры в системе обучения кадров для бизнеса. А мэр Пятигорска В. Шестопалов сделал разработчикам конкретное предложение, сообщив о своей готовности рассмотреть любые инновационные проекты по развитию курорта, которые отвечали бы современным природоохранным требованиям.

Александра БЕЛУЗА