учитель года

Жестко структурирован оказался и сам конкурс. Условия продиктовала Москва. В этом году он состоял из двух этапов. Вначале участники должны были показать себя как учителя-предметники, затем – как профессионалы, умеющие работать в проблемных номинациях – таких, как «Лучшие традиции в образовании», «Инновационные формы обучения», «Гражданское и патриотическое воспитание», «Практико-ориентированное образование» и других. Регламентированы были и формы проведения конкурсных мероприятий: на урок по предмету отводилось 20 минут, на работу в номинации – 30. Думается, что во всем этом были свои плюсы и минусы. В любом случае, как всегда, «Учитель года Ставрополья-2004» дал определенный срез состояния образования края.

Так, не состоялась секция учителей, ведущих информатику. И это несмотря на то, что в последнее время много говорится о продвижении информационных технологий в школы, и процесс такой, безусловно, наметился. Единственный представитель этой профессии на конкурсе Олег Фролов, преподаватель информатики из лицея «Экос» Новоалександровска, оказался к тому же по образованию и опыту предыдущей работы не педагогом, а технарем, программистом. По его мнению, педвузы, которые сейчас дают дипломы, где специальность обозначена: «Математика. Информатика» – все же выпускают, скорее, преподавателей математических дисциплин, чем специалистов по компьютерным технологиям, и это положение в дальнейшем должно меняться. (Почему на конкурс не приехал к тому же ни один учитель иностранного языка, лично у меня нет даже предположений…)

Главное впечатление у всех, кто наблюдал это традиционное соревнование учителей края, конечно же, осталось от их энтузиазма, искренности, большого желания учить детей, как бы трудно это сейчас не было. Но вместе с тем…

Уровень владения профессией оказался очень разным. На уроках случались, и не раз, фактические ошибки. Учительница сообщает детям, что когда в старину пекли хлеб, то желали «хорошей спорыньи». Не поленившись заглянуть в толковый словарь, я выяснила, что спорынья – это… болезнь злаковых. Старшеклассник, характеризуя красное движение времен Гражданской войны, утверждает, что среди идеалов большевиков были русский национализм и патриотизм – учитель с ним соглашается. И так далее. Думается, что здесь сказывается ситуация, когда действительно опытные, действительно лучшие педагоги далеко не всегда хотят участвовать в профессиональном конкурсе. Тогда район отправляет тех, кого нашли, кому хватило храбрости.

Но, конечно же, были уроки, показавшие высокую компетентность педагогов, владение ими различными методиками, умение работать даже с чужим классом, что всегда трудно.

Нужно сказать и то, что некоторые трудности были заданы педагогам изначально условиями конкурса. 20 минут урока – это очень мало. За это время можно только отыграть какую-либо свою «фишку». Чтобы сделать эту двадцатиминутку насыщенной и интересной для детей, нужен был особый уровень профессионализма и внутренней культуры учителя. Я такой урок видела один – у Ольги Сердюковой, учителя литературы из Ессентуков, которая, сравнивая переводы из Гейне, Лермонтова и Тютчева, сумела затронуть с учениками очень глубокие философские темы. Среди таких мастеров называли также Надежду Пестову, биолога из Арзгира, Майсервер Тойкееву, учителя географии из Туркменского района, некоторых других.

С номинациями оказалось еще сложнее. Участники конкурса почти единогласно говорили, что не имели возможности выбрать их самостоятельно, согласно своему направлению работы, представлениям о себе как об учителе, а были включены в ту или иную группу оргкомитетом конкурса. Поэтому Андрей Лещенко из Ставрополя, который представлял себя в номинации «Практико-ориентированное образование», попал в группу «Лучшие традиции в образовании». А Елена Чекалина (Кировский район), видящая себя в качестве учителя-воспитателя, оказалась в номинации «Инновационные формы обучения». И проявить себя особо не смогла… Можно ли было провести конкурс, где было бы много учителей-воспитателей, но мало «инновационников»? Можно, наверное, если бы решились чуть-чуть отступить от указаний Министерства образования РФ. Не решились. И эта заорганизованность кому-то из конкурсантов помешала, оставила неудовлетворенность собой и мероприятием.

В программе «Учителя года Ставрополья-2004», как обычно, был такой вид работы, как защита учителем собственной методики, системы педагогических взглядов. Это оказалось камнем преткновения для многих. Есть, правда, мнение, что учителя-практики, которые хорошо владеют профессией, крайне редко умеют теоретизировать по этому поводу. Но, может быть, дело в другом? Когда практика учителю диктуется сверху, как это происходит в последнее время с тем же профильным обучением, то и теоретическая мысль его не блещет. Новаторы прошлых десятилетий – Шаталов, Амонашвили, Лысенкова – свою практику выстраивали сами, возможно, поэтому сумели выстроить и стройную теорию.

И все же конкурс «Учитель года» важен и нужен. Участникам – потому что они несколько дней общались с членами жюри и друг с другом, получили реальное представление о своих возможностях, долго будут помнить эти переживания, сделают для себя важные выводы. Организаторам, представителям территорий, педагогической общественности – потому что уроки конкурса каждый год показывают, в каком направлении работать дальше.

* * *

Первое место по итогам конкурса жюри отдало Ольге Сердюковой, учителю русского языка и литературы средней школы № 10 г. Ессентуки. На втором месте Анна Барсукова, учитель начальных классов средней школы № 16 села Томузловского Буденновского района; третьей стала Лидия Мачихина, преподаватель химии средней школы № 3 села Дивного Апанасенковского района. Победительницы награждены компьютерами вместе с комплектом соответствующей оргтехники. Получили грамоты, денежные премии, призы от различных организаций и ведомств все остальные конкурсанты. В награждении приняли участие заместитель председателя ПСК Алла Золотухина, министр образования СК Алексей Шабалдас, председатель большого жюри, ректор Ставропольского государственного университета Владимир Шаповалов.

Лариса ПРАЙСМАН