призыв

Требования – как к гренадерам в старой русской армии: высокий рост, крепкое телосложение, отменное здоровье… Но если для гренадера главным было, чтоб выправка отменная и косая сажень в плечах, то ныне и интеллектуальный уровень солдат Президентского полка не на последнем месте. К примеру, у Николая Савченко и Александра Пономаренко (оба из Светлограда) – среднее специальное образование. Алексей Иваненко (село Шведино) и Андрей Христофоров (село Высоцкое) – заканчивают педагогический колледж…

Повторюсь, речь – об элите. Служить в эту часть парни идут в первую очередь по собственному желанию, а уж потом следует строгий отбор. Но в Петровском районе, хотя он из года в год занимает на Ставрополье ведущие места по организации призыва, наверняка есть и те юноши, которые либо не желают брать в руки оружие, либо вовсе пытаются уклониться от службы.

– Есть, – соглашается замвоенкома – начальник второго отделения подполковник Вадим Котеняткин. – У нас двое «альтернативщиков» и семь «уклонистов». До недавнего времени тех, кто всеми правдами и неправдами пытается увильнуть от солдатского строя, было девять. Двоих удалось «отловить» с помощью милиции. А «великолепная семерка» продолжает находиться в бегах. По словам родителей, хлопцы уехали в страны СНГ к родственникам. Попробуй разыщи их на необъятных просторах бывшего СССР. И все же, как на Ставрополье, так и в целом по стране, число таких граждан продолжает снижаться: за последние три года контингент «уклонистов» сократился в России почти в два раза.

Что касается петровских «альтернативщиков», то оба не хотят брать в руки оружие в силу религиозных убеждений. Один баптист. Второй – член общества Свидетелей Иеговы. Наденут ли парни халаты санитаров или будут кочегарами в какой-либо котельной, пока не ясно. Вопрос будет решаться во время осеннего призыва, ибо по закону об альтернативной службе заявление о желании «тянуть лямку» в гражданской организации должно быть подано минимум за полгода.

Здесь, наверное, будет уместен и такой штрих: те, кто ратовал за «альтернативу» и считал, что наши парни валом повалят мимо солдатского строя, мягко говоря, просчитались. В то время как Министерство здравоохранения и социального развития РФ заявило о готовности трудоустроить в своих учреждениях 23 тысячи человек, реально о своем желании занять предложенные вакансии в стране заявили менее 300 молодых людей.

Но вернемся к проблемам Петровского райвоенкомата. Не так просто дается этому военному учреждению ежегодное лидерство. Основная трудность – нехватка транспорта для доставки призывников на военно-врачебные комиссии и сборные пункты. И хотя краевому правительству совместно с крайвоенкоматом удалось «выбить» из федерального бюджета средства на компенсацию горючего колхозам и автопредприятиям, некоторые руководители транспорт выделяют неохотно. Самим, мол, надо людей возить…

– Нас выручает «Соболь», врученный губернатором за первое место на Ставрополье в организации призыва, – говорит подполковник Котеняткин. – На этой машине и повестки развозим, и «уклонистов» ищем, и, если надо, парней в лечебные учреждения для дополнительного обследования доставляем…

Что тут сказать? Повезло петровчанам. Работники других военкоматов нередко вынуждены просить «колеса» у местных администраций, руководителей предприятий ЖКХ, искать спонсоров. Отказывают редко. А три-четыре года назад впору было пешим порядком призывников на сборный пункт в краевой центр направлять…

Выходит, отношение к армии у нас, пусть не так быстро, как хотелось бы, меняется. Такой пример. В Петровском районе до семидесяти процентов парней из числа признанных годными к службе просят направить их в воздушно-десантные, пограничные войска, на флот и в морскую пехоту, в войска специального назначения. Знают, что там придется труднее, но трудный путь выбирают сознательно.

Определенный оптимизм вызывает и такая деталь: при обследовании молодых петровчан призывного возраста почти семьдесят процентов из них признаны годными к службе без ограничений. И это в то время, когда медкомиссии предъявляют к здоровью молодых людей более жесткие требования, существенно расширен список болезней, при обнаружении которых призывать юношей в армию запрещено. Выходит, мало-помалу выздоравливаем?

Честно говоря, не знаю, радоваться или огорчаться тому, что и с комплектованием подразделений по контракту Петровский райвоенкомат тоже на первом месте в крае. С одной стороны, хорошо: во всех «горячих точках» и в первую очередь в Чечне уже с начала 2005-го будут служить не призывники-новобранцы, а люди опытные, сознательно выбравшие опасную профессию. С другой – не может не настораживать отток наиболее дееспособной рабочей силы из сельской местности. Так в колхозах скоро только пенсионеры останутся. Ведь никто из руководителей сельхозпредприятий не предложит отслужившему по призыву молодому человеку зарплату от шести до пятнадцати тысяч рублей (именно столько предлагают «контрактникам»), никто не даст ему возможности бесплатно учиться в вузе, а самое главное – менее чем через десяток лет получить квартиру…

Но вернемся в райвоенкомат. По словам военного комиссара полковника Юрия Морозова, вверенное ему учреждение первым выполнило разнарядку по комплектованию 76-й воздушно-десантной дивизии, сполна снабдило контрактным контингентом части 42-й мотострелковой дивизии, дислоцированной в Чечне, несколько десятков военнослужащих-профессионалов направлено в войска МВД. При этом был поставлен прочный заслон бывшим уголовникам, лицам с неустойчивой психикой, склонным к наркомании и алкоголизму. Заключив контракт, из Петровского РВК убыли на службу около 100 человек. Пока (полковник стучит по дереву) не было ни одного «возврата».

Это, в общем-то, закономерно: «вербовать» качественный личный состав для профессиональной армии там, где по-настоящему организованы подготовка и призыв «срочников». Не будешь же приглашать на службу по контракту человека, который и оружия-то в руках не держал?

В заключение еще несколько цифр, касающихся весеннего призыва. Как заявил начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник Василий Смирнов, всего до 30 июня в вооруженные силы будет призвано 166 тысяч 50 человек в возрасте от 18 до 27 лет. Повестки получит менее чем одна десятая часть призывного контингента. Остальные воспользуются двадцатью двумя отсрочками, по числу которых наша страна бьет мировые рекорды. В Генштабе прогнозируют, что после завершения весеннего призыва армия и другие силовые ведомства будут укомплектованы на 95-97 процентов.

Алексей ЛАЗАРЕВ