Две ее соседки пытались понять, дышит он или нет. Незнакомец был еще жив, но в сознание так и не пришел ни в машине «скорой помощи», ни на больничной койке, на которой и скончался через четыре дня от множественных травм головы и перелома основания черепа. Следователь так и не услышал от него ничего, что пролило бы свет на случившееся.

Но были свидетели…

Это произошло за неделю до католического Рождества. Студент одного из вузов Ставрополя, назовем его Константин Г., возвращался домой после прогулки с друзьями. Практически на подходе к дому он встретил своего бывшего соседа Виктора Ф. Изрядно пьяного. Алкоголь давно стал для 50-летнего мужчины испытанным способом ухода от действительности. Когда-то он заведовал клубом, но в начале 90-х остался без работы, развелся с женой и перебивался случайными заработками, благо руки имел золотые. Виктор, как свидетельствовал его брат на суде, «употреблял, но головы не терял», агрессивным не становился.

Студент, если верить характеристике из института, тоже отличался спокойным и доброжелательным нравом. Поступил в вуз легко, так как и в школе успевал отлично, что отмечено золотой медалью. Активно занимался в институте научной и общественной работой, «общителен, неконфликтен, помогает товарищам по учебе».

В общем, встретились два хороших человека, и возник уличный конфликт со смертельным исходом для одного и обвинением в убийстве – для другого…

Прежде чем привести версию, изложенную на суде самим Константином, обратимся к показаниям свидетельницы Татьяны К. В тот вечер у нее были гости. Шум, музыка! И все же когда она вышла во двор, то вполне явственно расслышала звук тяжелых ударов и стоны... Через забор ей хорошо было видно, что происходит на противоположной стороне улицы. Константин с остервенением бил ногами по голове лежащего на земле человека, который сопротивляться уже не мог, только тихо стонал, а потом и вовсе затих. Татьяна возмущенно прокричала парню, чтобы тот немедленно прекратил избиение. Он ответил, что мужчина оскорбил его мать, за это и получил. Прежду чем уйти, назвал еще и свой адрес. Видимо, в тот момент он чувствовал себя героем, по крайней мере, мстителем за попранную честь близкого человека. А может, просто не вполне осознавал, что делал. Свидетельница утверждала, что парень был в состоянии алкогольного опьянения.

Сам он вначале сказал, что накануне выпил 2-3 бутылки пива. Но по ходу разбирательства, как видно из показаний обвиняемого, доза принятого постепенно минимизировалась, пока не превратилась в безобидное безалкогольное пиво…

По словам Константина, он только защищался. Потерпевший попросил сигарету, но ответом «не курю!» не удовлетворился и не только разразился в ответ нецензурной бранью, но и стал хватать за рукав. В какой-то момент парню показалось, что Виктор замахивается. Тогда Константин и нанес удар. Мужчина упал на землю и сильно ударился о камень (камня, однако, на месте происшествия не нашли). Ногами студент его, конечно, не бил, просто… несколько раз легонько пнул в область плеча и головы, чтобы понять, жив ли. «Никто не видел, как я бил», – утверждал Константин на суде.

А вот что говорится о подсудимом в характеристике, подшитой к делу и подписанной членами уличного комитета и просто соседями. Они пишут, что Константина, когда подрос, «потянуло на подвиги: стал употреблять спиртные напитки, устраивал неоднократно драки в пьяном виде». Однажды видели, как он избивал ногами лежащего на земле парня. Его с трудом оттащили, но он не успокоился, вырвался и снова набросился на свою жертву. Пострадавшего без сознания увезла «скорая». До суда тогда не дошло. А еще соседи видели, как «мать дубиной гнала пьяного Константина домой».

В связи со свидетельствами соседей мать, вначале полностью отрицавшая употребление сыном спиртных напитков, вынуждена была этот факт все же признать. Но, по ее словам, в последнее время он изменился к лучшему. Мать также просила суд учесть «молодость и порывистость сына», а также то, что Константин ведь бросился на защиту ее чести, что само по себе благородно.

Учли. В том числе и тот факт, что на момент совершения преступления Константину не исполнилось 18 лет. Суд признал его виновным в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, и приговорил к шести годам лишения свободы в колонии общего режима. И поскольку на момент вынесения приговора подсудимый уже достиг совершеннолетия, то за моральный вред, нанесенный семье убиенного соседа, ему придется выплачивать 75 тысяч рублей.

Трудно ответить на вопрос, почему способный и примерный во многих отношениях парень вдруг становится зверем. Забивает человека до смерти и идет после этого за сигаретами в магазин, дома смотрит любимую передачу по телевизору и засыпает спокойно, без угрызений совести.

Между тем точка в деле еще не поставлена. Шесть лет лишения свободы Константин Г. считает слишком суровым наказанием и уже подал кассационную жалобу на вынесенный приговор в вышестоящий суд.

(Фамилии и имена действующих лиц по понятным причинам изменены).

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ