Павел Моисеевич Гречишкин в мастерской

И вот в последние недели ушедшего года вновь разгорелись уже знакомые по ряду прошлых лет жителям Ставрополя страсти вокруг знакомого, наверное, всему краю здания картинной галереи заслуженного художника РСФСР Павла Гречишкина, именуемого в народе мечетью. Называя так галерею, все, однако, прекрасно сознают, что это – лишь речевое отражение архитектурного облика здания. Не более того. Ибо, построенное в 1914-1915 годах, оно практически никогда не функционировало как мечеть в полном смысле этого слова (документов, подтверждающих использование здания как культового, не обнаружено, равно как и документов о передаче данного земельного участка мусульманской общине, следовательно, здание располагается на принадлежащей городу земле). Но вот опять сложилась ситуация, когда после очередного обращения мусульманской общины города в судебные инстанции вроде бы чаша весов Фемиды склоняется в пользу истцов. На следующей неделе дело будет рассматривать арбитражный суд, куда впервые в качестве полноправной третьей стороны (помимо мусульманской общины и мингос-имущества края) приглашены представители минкультуры края и Ставропольского краеведческого музея им. Г. Прозрителева и Г. Праве, подразделением которого является картинная галерея.

С непростой судьбы этого объекта, внесенного в список памятников историко-культурного наследия федерального значения, начался наш разговор с человеком, который, как никто в крае, знает эту тему и как никто имеет к ней непосредственное отношение уже по должности. У Николая Охонько, директора Ставропольского краеведческого музея им. Г. Прозрителева и Г. Праве, взгляд на судьбу здания сложился в каком-то смысле фаталистический. Действительно, ставропольская мечеть и задумывалась непросто, и строилась не без проблем, и использовалась в последующем тоже не так, как предполагалось.

История вопроса уходит аж в 60-е годы ХlХ столетия, само строительство начинается только в первые годы века двадцатого, причем, любопытный нюанс: уже сто лет назад городские власти – Дума – весьма осторожно подходили к размещению мечети в центральной части города, полагая, что эта часть может понадобиться самому городу (так оно вообще-то и вышло по жизни). И даже уже когда стройка близилась к концу, новое осложнение – начинается первая мировая война, у нас на Кавказе она вылилась в противостояние с Турцией, а это – исламская страна, и понятно, что настроения ставропольских казаков по отношению даже к “своим” мусульманам складывались не самые лучшие. А дальше наступали уже и совсем иные времена. К тридцатому году по постановлению ВЦИКа вместе с иными религиозными зданиями мечеть стала госсобственностью. На десятки лет в ее стенах разместился архив. Само здание было кардинально перестроено, появился второй этаж и соответствующие архитектурные элементы. После перехода архива во вновь построенное помещение здание передали обществу охраны памятников, а оно пожертвовало его в пользу музея. Так появился новый выставочный зал, ныне Гречишкинская галерея.

С процессом демократизации в 90-е годы по стране прошла целая волна передачи бывших культовых зданий религиозным организациям. Встал вопрос и о мечети в Ставрополе. И тогдашний глава города даже уже подыскал для галереи строившееся помещение в центре Ставрополя. Но это был 94-й год. Чечня. Так называемый исламский фактор вновь дал о себе знать в общественных настроениях, и опять судьба мечети ушла в тень. Оказалось – ненадолго. И все же в том, как разворачиваются события на протяжении почти целого столетия, видится своего рода “перст судьбы”: с первого дня складывается так, что, какие бы времена ни стояли на дворе, а мечети на этом месте быть… нежелательно. Именно на этом месте. Ибо и прежде, и сегодня власти готовы обсуждать вопрос о выделении в другом районе участка под строительство новой мечети. А вот сами мусульмане почему-то строить не хотят. А ведь за последние десять лет мечетей в крае и близлежащих регионах выстроено немало.

Николаю Охонько не раз доводилось обсуждать с посещавшими его кабинет представителями мусульман проблему: ну вот отдаст город здание, а что будет с галереей? В письме замминистра культуры РФ Н. Дементьевой на имя министра культуры края Е. Луганского от 10. 12. 2002 г. хотя и говорится, что министерство не возражает против использования культового здания по первоначальному назначению, однако ставится определенное условие: возможно это только с согласия музея и предварительного предоставления ему равноценных помещений. Ибо законом РФ о культуре и федеральным законом о музейном деле запрещается изъятие у учреждений культуры занимаемых ими помещений без их согласия и предоставления равноценного помещения. А вот таковых на сегодня у города просто нет. Что и констатировало мин-имущества Ставропольского края в своем ответе на запрос мусульманской общины. Став в итоге ответчиком в судебном процессе.

В устных беседах представители мусульман высказывали понимание ситуации, тем не менее продолжая обращаться во всевозможные инстанции (особенно – московские) и настаивая на возвращении здания. Словно бы не слыша при этом предложений о сооружении новой мечети в ином месте. А ведь есть в городе примеры гораздо более мудрого решения аналогичных проблем. Имею в виду восстановление в Ставрополе армянской церкви, которую сначала инициаторы планировали возвести на исторически определеном месте по ул. Шаумяна. Однако, оценив сложившуюся на тот момент вокруг этого обстановку, армянская община не стала настаивать, а согласилась на другой участок – на улице Войтика неподалеку от Успенского историко-мемориального комплекса. И уже сейчас, хотя церковь еще и не достроена, каждому проходящему здесь видно, как появление здания храма облагораживает ранее малоухоженный район, как он обретает совершенно новый – привлекательный облик.

Наверное, стоит подумать об этом и тем, кто так упорно раз за разом возобновляет спор о мечети. Есть у ставропольских мусульман хороший шанс проявить себя в сложной, болезненной ситуации толерантно, благородно, доброжелательно. Ведь они тоже называют себя ставропольчанами, и им, надо полагать, небезразлична атмосфера родного города. И не в Москве, наверное, надо искать приемлемое для всех решение, а здесь, на месте.

– За прошедшие десятилетия совершенно изменилась градостроительная ситуация этого района, и теперь мечеть как культовое учреждение в него, очевидно, не вписывается, – рассуждает Н. Охонько. – Для нас же, музейщиков, важно еще и то, что здание, вот уже 17 лет действующее как картинная галерея, глубоко и органично вписалось в культурную ауру Ставрополя, более того, оно стало своего рода визитной карточкой города. В него приходят десятки тысяч людей, и каждый получает здесь такую инъекцию добра, прекрасного, переоценить которую невозможно.

Вот уж с чем действительно не поспоришь. Может ли сегодня кто-либо из горожан вообразить себе свой любимый Ставрополь без “мечети” – той, какой она стала в качестве галереи? Вряд ли. Уже несколько поколений буквально выросли на полотнах Павла Гречишкина. Это потом будут в их жизни эрмитажи и третьяковки, ставшие, впрочем, сегодня почти недосягаемыми для провинциалов. В этих условиях роль галереи приобретает еще большую значимость. Ведь не только жителям города она служит. Нередко можно видеть подъезжающие автобусы с сельскими школьниками, для которых такая экскурсия – событие бесценное, граничащее с чудом. И что же станет с нашей гордостью после вынесения вердикта? Если допустить, что истец получит-таки на нее права? Мне по душе позиция Николая Охонько, считающего:

– Божье дело восстановления храма нужно делать более человечными методами, не через суды и скандалы в обществе. Уже были на нашей памяти случаи в регионах России, когда наломали дров, отнимая помещения у музеев и отдавая православной церкви. Музеи же распихивали по разным углам, где придется. Это вызвало у населения негативное отношение как к подобным действиям, так и – косвенно – к самой церкви, не прибавив ей авторитета. Сегодня православная церковь отказалась от таких методов работы, и это правильно. Знаете, в нашей истории и так уже было достаточно неестественного, силового. Пора решать и цивилизованно, и по совести.

Надо надеяться, что так оно и будет – цивилизованно и по совести. Тем временем в галерее продолжается ремонт, обновлена кровля, впереди замена электропроводки, пожарно-охранной сигнализации и т. д. Музей стремится бережно сохранять исторический архитектурный вид здания, видя в нем прежде всего бесценный образец культурного наследия народа.

Наталья БЫКОВА