Ставрополье: выборы в ГДРФ

Списки

Это раньше, бывало, скажешь слово «партия», – и все понятно. Ибо была у нас одна-единственная подобная организация, которая года до 1923-го, словно кукушонок, вытолкала из гнезда всех политических союзников (не говоря уже о противниках), с которыми в едином порыве совершила Октябрьский переворот. Кстати, к тому самому времени он стал чаще именоваться уже не переворотом, а Великой Социальной Революцией. Но это – дела прошлые. После другого крутого поворота отечественной истории, случившегося во второй половине девяностых, число партий и движений в СССР, а потом и РФ росло, как здоровенькие бактерии на хорошо подготовленном культурном слое. По законам естественного отбора.

В общем, сколько их (партий и общественных организаций, стремящихся стать партиями) сейчас – вряд ли кто может сразу дать вразумительный ответ. Досконально известно только то, что перед началом идущей выборной кампании о желании побороться за вожделенные места в парламенте заявляло далеко за полста, но рубеж регистрации перешли только 23. Еще 6 выставили кандидатуры своих представителей в одномандатных округах. Так что, если исходить из международно-признанной логики, всего в нынешних парламентских выборах принимают участие 29 партий. Что означает: число политически значимых объединений подобного рода в России неуклонно и последовательно сокращается, поскольку даже 29 – меньше, чем партийный список четыре, восемь и десять лет тому назад …

Ставрополье также, вместе со всей страной, следовало в соответствии с вектором развития партийной жизни на постсоветском пространстве. Но у него тем не менее есть и свои особенности названного процесса. В первую очередь – это приверженность к традиционализму, которую можно охарактеризовать несклонностью подавляющего большинства наших земляков очертя голову бросаться в партийные ряды карликовых или новых партий, кто бы за ними ни стоял. И не только в ряды – «новичкам» бывает несложно найти отклик в сердцах жителей края, но вот добиться, чтобы этот отклик реализовался в конкретных результатах голосования – практически невозможно. Вспомним хотя бы судьбу «Коммунистической партии советского Ставрополья». Даже привычная аббревиатура не смогла сыграть на чувствах определенной части населения. А таким образованиям, как ЛДПР (в девичестве – ЛДПСС), Яблоко, СПС, понадобились годы, чтобы получить устойчивый электорат в крае.

Цифры

Обратимся к результатам выдвижения и регистрации кандидатов в депутаты по четырем ставропольским округам и на этой базе попробуем заглянуть немного вперед во времени. Кто и с какими шансами пытается получить голоса ставропольцев в ходе волеизъявления по партийным спискам?

Из названного числа (23+6) активность в крае в выдвижении кандидатов проявили 14 партий из списка и еще две. После окончания регистрации в числе оставшейся полусотни кандидатов – представители следующих партий и блоков:

Аграрная партия России,
Единая Россия,
За Русь Святую
КПРФ,
ЛДПР,
Народная партия Российской Федерации,
Новый курс – Автомобильная Россия,
Объединенная Российская партия «Русь»,
Партия Возрождения России – Российская партия жизни,
СПС,
Яблоко.

Имеется и представитель Социал-демократической партии России. То есть – всего дюжина. Но сколько тайных и явных страстей за этим перечнем! И какие проблемы выбора сотрясают эти «передовые отряды российского народа»!

Вот, скажем, «Единая Россия». Мучительно размышляла, кого бы поддержать в Ставропольском округе. Надо сказать, что в вопросах поддержки «медведи» изначально были трудно предсказуемы. Достаточно вспомнить, как, будучи еще просто «Единством», они, не придя к однозначному решению, взяли да и поддержали на губернаторских выборах сразу четырех кандидатов. Тогда «накрытие по площадям» к успеху не привело.

Есть мучительная проблема и сегодня. Партиец Павел Воронин, выдвинувшись по собственной инициативе в Петровском округе, не внял намекам на то, что не надо создавать дополнительных проблем генералу Куликову. И поплатился: был из партии исключен. Правда, на этом фоне непонятно, как тогда в округе Ставропольском продолжают сосуществовать партийцы Вячеслав Бунятов и Анатолий Семенченко (последний поддержан высшими инстанциями «ЕР»). Может – до поры, пока кое-кому не придет время сниматься по партийному решению? А если он воспротивится?

У КПРФ, судя по всему, иные проблемы. Я даже не говорю о некоем уголовном привкусе одной фамилии местного партийного списка, речь о том, что весь он выглядит как-то неброско. Нет в нем настоящих харизматических личностей. Впрочем, возможно, я и ошибаюсь, и в этой структуре по-прежнему придерживаются мнения о том, что главное – общее. Мол, какими бы ни были отдельные члены партии, в целом она вся и всегда – права и безгрешна.

Впрочем, вряд ли способны похвастать политическими фигурами с широчайшей известностью и прочие главные соискатели голосов на Ставрополье. И ЛДПР, и НПРФ, и СПС, и Яблоко, и другие.

Что до прогнозов, в том числе и социологических, то судя по ним, Ставрополье готово формировать верховный парламент в первую очередь из представителей тех партий и движений, которые уже сейчас представлены в ГДРФ.

Факты

Есть среди моих хороших знакомых партийный функционер со здоровым цинизмом. Так вот, он изобрел гениальный ответ в стиле политического абсурда, так близкого отечественной партийной жизни, на вопрос о том, почему его политическая партия, весьма близкая к власти, ведет себя столь неуклюже и косно в те периоды (включая выборы), когда жизнь должна бить ключом. И говорит он примерно следующее: «А зачем нам суетиться, ведь мы же – ПАРТИЯ!»

Судя по отказу от публичных теледебатов на федеральных телеканалах, некоторые проправительственные силы придерживаются такого же мнения. А лидеры «Единой России» уверенно вещают на этот счет, что, мол, они не собираются грешить популистской болтовней. Что ж, вполне логичный ответ. Но злопыхатели не унимаются и даже позволяют себе всяческие намеки. Мол, потому «ЕР» страшится дебатов, что придется внятно разъяснять как представителям «партии власти», почему буксуют реформы, замерзают города, не побеждена преступность и так далее.

Впрочем, отбиваться в предвыборный период от нападок еще только желающих стать партией власти – тяжелая обязанность тех, кто уже сумел заполучить столь манящее звание. Таковы правила политической игры в борьбе за право оказаться у кормила. Возможно, они будут несколько скорректированы после 7 декабря. И зависит это всего от нескольких вещей: сколько нас и как проголосует, выполнит ли президент свое намерение сформировать правительство парламентского большинства или некой парламентской коалиции. Ждать ответа осталось недолго.

Михаил ЦЫБУЛЬКО