генерал-майор Константин ПЕТРОВ, один из лидеров концептуальной партии "Единение" НАША СПРАВКА: Константин Павлович Петров до недавнего времени был одной из заметных фигур, стоящих у руля российской космической отрасли. «Прошагал» все должностные ступени от командира взвода до генерала, четыре года был заместителем начальника космодрома «Байконур», три года служил заместителем начальника Центра управления полетами космических аппаратов. Участвовал в разработке и испытании космической системы «Энергия – Буран». В настоящее время является одним из лидеров концептуальной партии «Единение».

– Какова цель вашего приезда на Ставрополье?

– Моя поездка связана прежде всего с партийным строительством. Мы готовимся к декабрьским выборам, и, выражаясь военным языком, я делаю плановый объезд региональных организаций, знакомлюсь с положением дел в них.

– Как случилось, что военный мундир вы сменили на пиджак политика?

– Все достаточно прозаично. Запускаешь межпланетную станцию на Марс, приходишь домой, а жена тебе говорит: мне в очереди колбасы по два двадцать не хватило. Тогда возникло острое ощущение, что мы живем не так, как мы работаем, а так, как нами управляют.

– Вы были одним из тех, кто руководил программой создания знаменитого «Бурана». Сейчас многие говорят: отечественный космический челнок создавали лишь для того, чтобы показать Западу – мы тоже можем.

– Российская космическая промышленность шла немного впереди всего мира, но в «челночной» программе у нас были трудности. Страна пыталась догнать Соединенные Штаты. Когда был создан «Буран», стало понятно, что он намного мощнее, эффективней и перспективней американских аналогов. Но из-за пресловутой российской нехватки финансовых средств программа, по сути, была похоронена. Теперь Америка здесь безусловный лидер. Кому это было выгодно, уже совершенно другой вопрос.

– Есть ли перспективы у «челночных» полетов в космос у России?

– Перспективы, безусловно, есть. Более того, сейчас активно ведется разработка программы так называемых «воздушных стартов». На более понятном языке – космический аппарат стартует с борта специального самолета. Программы эти, следует отметить, достаточно перспективные. При нынешнем руководстве страны космическая отрасль обрела второе дыхание. Космос вновь начал финансироваться, хотя и не на сто процентов. Восстановлены военно-космические силы, которые были введены в состав ракетных войск стратегического назначения.

– С недавних пор российская космическая отрасль стала практиковать полеты «космических туристов». Владимир Путин, находясь с официальным визитом в Малайзии, говорил о возможности отправить гражданина этой страны в космос на российском корабле. Насколько доходы от подобных экспериментов влияют на общее финансовое состояние отечественной космической промышленности?

– Не стану говорить о том, что побуждает людей платить огромные деньги за столь экзотическую прогулку. Те суммы, что платят «туристы», конечно, сколь-либо значительно не могут повлиять на общий бюджет отрасли. Но следует отметить, что прокуратура занялась расследованием использования этих средств отдельными «космическими» генералами.

– Неужели даже в космосе воруют?

– Получается, что так. Правоохранительные органы, насколько мне известно, серьезно занимаются этим вопросом.

– Как вы оцениваете нынешнее состояние космической отрасли страны? Есть ли надежда на то, что мы вновь ею будем гордиться, наряду с балетом?

– Состояние все же довольно плачевное. Специалисты уходят, притока молодежи в отрасль не наблюдается. При низких заработках эти процессы вполне объяснимы. По мановению волшебной палочки вряд ли что-либо произойдет. Отрасли требуется пристальное государственное внимание. И если оно будет, ситуация сможет измениться к лучшему. Эти процессы носят управляемый характер. Космическая индустрия не может сама возродиться, ее можно только возродить.

Ефим КУЦ