Жила-была в Ипатовском районе семья. Но не сложилась общая жизнь, и супруги развелись. Причем старший сын остался с отцом – местным предпринимателем. И надо же такому случиться, что после развода у бизнесмена дела пошли резко в гору. Он стал зарабатывать немалые деньги. А бывшей жене и ее новому гражданскому мужу стало обидно, мол, золотые реки мимо текут. И тогда она наняла …киллера. Для мужа. За большие деньги. Но не получилось. Муж про все узнал и обратился за защитой в правоохранительные органы. Справедливость восторжествовала. Жена с сожителем на скамье подсудимых, киллеры, а их было трое(!), – тоже. Государственный обвинитель запросил для «заказчицы» 18 лет лишения свободы. Судья «дал» четыре.

Казалось бы, можно ставить точку в этой истории. И я хотела. В журналистском смысле даже само изложение перипетий этого преступления любопытно. Смутило то, что муж на суде появился всего один раз – для судебного допроса. А после приговора от общения с журналистами отказался, хотя, со слов его же приятелей, присутствовавших на суде, был готов к этому разговору. Сам назначил место и время, но …не явился.

И тогда я поехала на место происшествия – в Ипатовский район. А там об этой истории, как выяснилось, в подробностях знали все.

Милые бранятся, только...

Свадьба-свадьба, праздник-праздник… Именно так все и было у Жанны и Юрия Гатило. Родители обоих не могли нарадоваться: у достаточно взрослых «детей» наконец-то наладилась жизнь. У Жанны уже был опыт замужества, от которого остался сын Михаил. По-другому пошла жизнь и у Юрия: в свое время он был известен в районе как любитель «заложить за воротник», хотя и работал водителем.

Теперь все складывалось отлично. Юра, как родного, принял сына Жанны – и даже подписал ему дарственную на дом, который вполне подошел бы «крутому» бизнесмену, а по ипатовским меркам – так и вообще дворец. И, как говорится в сказках, стали они жить-поживать да добра наживать.

Жанна занимала заметную по районным масштабам должность – окулист в ЦРБ. По отзывам, она отличный специалист, не одну сотню людей вылечила. Юрий же занялся бизнесом, причем успешно. Родился еще один сын – Юрий. А супруги между тем стали ссориться, да так, что в конце концов решили расстаться. Но по-мирному не получилось: имущество было нажито, прямо скажем, немаленькое, и каждый хотел себе кусок пирога побольше. Так началась раскручиваться цепь событий, которая одних привела на скамью подсудимых, другим обеспечила крупные неприятности и нервотрепку, третьим – потерю денег и авторитета в районе.

Пошла писать губерния

В районе все знали, что в семье Гатило происходят крупные скандалы. В 2000 году супруги еще не были разведены, но на имя ипатовского прокурора уже поступило заявление Жанны Гатило.

«…В настоящее время мы с Гатило Ю.В. фактически не проживаем вместе в течение полугода, и мною решается вопрос о расторжении брака и разделе супружеского имущества. 11 сентября 2000 года я пришла к Гатило Ю. В. домой с целью решить вопрос о разделе имущества в добровольном порядке и дальнейшем воспитании нашего сына Юрия, 1992 года рождения, но вместо разговора он стал угрожать мне убийством в случае обращения меня в суд… Угрозу убийством из его уст я слышу неоднократно, он об этом заявляет при любом общении со мной, систематически оскорбляет… Угрозу убийством я воспринимаю реально, тем бо-лее что он постоянно заявляет, что наймет посторонних для моего уничтожения. В связи с такими угрозами я боюсь ходить по городу в темное время суток, т. к. он хвастается своими связями с правоохранительными органами и материальным положением. Прошу вас рассмотреть мое заявление и не направлять его в милицию…».

После проведенной соответствующими органами проверки зам. начальника милиции общественной безопасности Ипатовского РОВД подписал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку «в действиях Гатило Ю.В не усматривается признаков преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ» (угроза убийством. – Ж.Щ.).

Вот ведь как получается. Впервые, если верить заявлению, угрозы убийством прозвучали не из уст осужденной ныне и находящейся уже в исправительной колонии Жанны Гатило, а от ее мужа! Который очень скоро пошел тем же путем, что и супруга: через четыре месяца отправляет заявление начальнику Ипатовского ОВД В. Шестаку:

«В ходе совместного проживания с гражданкой Ж. Гатило я неоднократно видел печать Ипатовской районной поликлиники у нас дома. На мои вопросы, что делает печать у нее, бывшая супруга каждый раз уклонялась от ответа… Это меня насторожило, позже я вспомнил, что незадолго до этого она просила у меня деньги в сумме 1500 рублей на неотложное дело… Затем от третьих лиц я узнал, что на эти деньги Ж. Гатило совместно со своей подругой…. приобрели незаконным путем копию печати Ипатовской районной поликлиники, которую используют и по настоящее время для оформления подложных медицинских документов. Прошу вас разобраться с этими фактами и пресечь преступные действия Ж. Гатило…».

И вновь факты тщательно проверяются оперуполномоченным Ипатовского РОВД. И снова – отказ в возбуждении уголовного дела, подписанный все тем же В. Шестаком. (Я не перечисляю устные обращения супругов к начальнику местного ОВД и прокурору – для этого не хватит никакой газетной площади. – Ж. Щ.).

Слова о связях с милицией, приведенные в заявлении Жанны, не случайны. Ю. Гатило и начальник Ипатовского РОВД В. Шестак – кумовья и были одно время очень дружны. Однако забегая вперед замечу, что не Жанну назвал Юрий Гатило организатором и подстрекателем подготавливаемого заказного убийства, а именно… своего кума, начальника райотдела. Якобы последний даже заявлял, что милиция будет смотреть на происходящее сквозь пальцы. (Вопрос об этом поднимался в суде, но судебное следствие не подтвердило эти показания. – Ж.Щ.).

Так как же получилось, что бывшие друзья и кумовья перешли к состоянию холодной войны? Ответ прост и все тот же – деньги, деньги и еще раз деньги. Давно стала расхожей фраза о том, что пути крупного капитала в нынешнее время либо криминальны, либо на грани того. То есть внимание правоохранительных органов к успешному бизнесу обеспечено. Что и случилось с Юрием Гатило.

«Белые пятна» большого бизнеса

Многие из тех, с кем мне довелось встречаться, не раз повторяли говоренное во всеуслышание Юрием Викторовичем Гатило: за деньги все и вся покупается. Деньги, однако, не смогли помочь в одном громком случае: РОВД в отношении руководителя ООО «Ставропольнефтепродукт» Ю. Падалки, одновременно являющегося большим приятелем и зам.директора СХК «Ипатовский» (где директор – Ю. Гатило), возбуждает уголовные дела № 52179 и № 52186 по статьям УК РФ 171 (часть 2, пункт б) – незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, и 327 (часть 2) – подделка, изготовление или сбыт поддельных документов.

Дело в том, что партнер Ю. Гатило Ю. Падалка, имея на балансе своего предприятия технику, оказывал услуги хозяйствам Ипатовского района по вспашке земли, но …используя документы ООО «Агросервис» из Кировского района. Как впоследствии оказалось, это самое ООО в качестве налогоплательщика у кировчан не состоит, что подтверждается документами из налоговой инспекции. Вот и получается, что Ю. Падалка получил семь миллионов с лишним рублей дохода, а денежки государству в виде налога не уплатил. В ходе расследования уголовного дела в помещениях сельхозкооператива «Ипатовский» и ООО «Ставропольнефтепродукт» прошли обыски. Ю. Гатило был допрошен в качестве подозреваемого. 26 мая 2003 года в отношении Ю. Падалки было вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого. А Ю. Падалка плевать на это хотел и по вызовам следователя не являлся. 29 мая следователь приостанавливает дело в связи розыском обвиняемого.

Позже дело передали в налоговую полицию, где оно и застряло (ныне этой службы нет вообще – с июля она упразднена. По закону архивы должны быть переданы в РОВД, но сотрудники милиции сильно сомневаются, что эти уголовные дела попадут к ним. Скорее всего, они благополучно «затеряются». – Ж.Щ.).

К слову сказать, в Ипатово многие знают, что Ю. Гатило и Ю. Падалка хозяйничают еще в ряде фирм, деятельность которых не афишируется хотя бы потому, что оформлены они на подставных лиц.

Одна из них хорошо известна в Ипатовском районе – некое охранное предприятие «Зенит». Деятельность его проста, но в то же время весьма любопытна. Охраняет оно нефтяную трубу, проходящую через Ипатовский район и принадлежащую Каспийскому трубопроводному консорциуму. Как рассказали мне работающие там люди, и Ю. Падалка, и Ю. Гатило считают «Зенит» чуть ли не своей вотчиной. Некоторое время назад охранники работали в условиях, близких к боевым. Их поодиночке, на расстоянии в несколько десятков километров друг от друга, выбрасывали в чистое поле на пять (!) суток. Поначалу даже никакой связи между постами не было. Случись что – нападение или просто плохо с сердцем, – никто и не всполошится. Еду брали с собой, жили в шалашах, построенных своими руками. Дождь, снег, ветер – никому из руководства и дела не было до этого.

Но и это не самое страшное. Люди, работавшие в охране нефтяной трубы, воспринимались вышеназванными предпринимателями как нечто лично-домашнее. После пяти суток службы положено было столько же дней отдыхать дома, но вместо этого начальство приказывало отправиться на работы то в рыбхоз «Ипатовский», то в поля, которыми во множестве владеет Ю.Гатило. Особенно тяжело приходилось в уборку – охранять урожай дело непростое. Деньги, разумеется, платили только за основную работу, да и то не все и не всегда. Для особо настойчивых совет был один – не нравится, ищите другую работу. А где ее найдешь на селе нынче?

Один из уважаемых людей в районе – Евгений Горностай, работающий помощником главного федерального инспектора представительства президента в ЮФО, назвал предпринимательство Ю. Гатило авантюрно-хозяйственной деятельностью.

Война миров

Теперь слово было за Ю. Падалкой. На протяжении первых четырех месяцев 2002 года от него получили жалобы прокурор Ипатовского района, начальник ГУВД СК, прокурор Ставропольского края, главный федеральный инспектор и полномочный представитель президента России в ЮФО, наконец, министр внутренних дел России. Суть обвинений одна и та же: В. Шестак как милиционер никудышный, пользуется служебным положением, передает гражданским лицам закрытую информацию и (вот негодяй!) досрочно присваивает себе и своим коллегам-любимчикам звания и смеет называть себя участником боевых действий, хотя таковым не является. А еще он имеет именной пистолет, неизвестно откуда и за какие заслуги у него взявшийся, «что вызвало нездоровые эмоции у населения района» (версия – незаконно вывез из Чечни, а заодно и другое оружие). Как и положено, по каждой (подчеркиваю, каждой) жалобе проводятся проверки всеми вышеназванными инстанциями. Проверяют всех и все – хозяйственную деятельность, материальную часть, опрашивают личный состав, в общем, шерстят по всем углам. Не успевает уехать одна комиссия, как тут же появляется другая. Иногда обвинения разнятся, иногда – повторяются. Наконец 24 марта нынешнего года управление собственной безопасности ГУВД СК все обвинения в основном отвергает, а те, что остались, признает незначительными.

Где водятся киллеры

А «холодная война» между супругами Гатило практически переходит к военным действиям. Теперь давление оказывается уже на 18-летнего сына Михаила и опосредованно на его мать. Ю. Гатило, как заявляет его бывшая жена, требует в семидневный срок отказаться от той самой дарственной на дом. В противном случае сын попадет за решетку (батя обещает ему это устроить). Например, «случайно найдут наркотики». А мамочка, если будет идти поперек, тоже «отправится за решетку, лишится квартиры и пойдет бомжевать». И вновь в милицию «полетело» заявление Жанны. И вновь отказ в возбуждении уголовного дела, мол, эти слова «носят бытовой характер семейных проблем семьи Гатило».

И тут в один прекрасный августовский день предприниматель Юрий Гатило пропадает. В лесополосе обнаруживают принадлежащий ему окровавленный джип. Все признаки убийства. По тревоге срочно поднимают личный состав райотдела милиции. Полным ходом идут оперативно-разыскные мероприятия, создается следственно-оперативная группа из опытнейших сотрудников.

Надо заметить, что в Ипатовском районе случается не так много убийств. В прошлом году, например, семь. И все раскрыты. Показатель высокий, больше не бывает. И так продолжается уже много лет. Зло, уверены ипатовцы, всегда должно быть наказано. А тут такое ЧП.

Прочесываются лесополосы, город, джип пригоняют в райотдел, и тут эксперты-криминалисты устанавливают, что кровь в машине принадлежит не человеку, а …курице. Милиция практически зашла в тупик. Что бы это значило? А значило это вот что.

Ю. Гатило, рассказав, что жена нанимает для него киллеров, обратился за помощью к одному человеку из спецслужб, который и организовал все это действо с мнимым убийством, дабы найти киллера. Так завертелась машина. Как выглядела картина преступления на суде, рассказано выше. Остаются несколько «но», которые продолжают меня смущать до сих пор. Как простая женщина-окулист и ее неработающий муж сумели найти не одного, не двух, а аж трех киллеров?! Странен и подбор наемников и посредника. Это не опустившиеся люди, которые за небольшое вознаграждение пойдут на все. Нет, «на дело» идут директор и замдиректора ООО «Агентство защиты предпринимателей». Причем первый из них судом был оправдан, второй – срок получил условно. Еще непонятнее то, как в этот же список попал …администратор мировых судей Кочубеевского районного суда Р. Махов. Весть о его причастности ко всей истории просто шокировала коллег.

Поражает и смущает и тот факт, что самым непостижимым образом сын Гатило – Михаил, опять же по оценкам своих земляков, с недавнего времени (но уже после ареста Жанны) кардинально изменил линию поведения – теперь полностью и во всем согласен с отцом. Говорят, что Юрий Гатило, теперь уже в отсутствии поддержки со стороны матери, продолжает его убеждать отказаться от дарственной на дом. Сыну обещано поступление в медакадемию, об учебе в которой он давно мечтает. По Ипатово он катается на красивой иномарке. И вновь, в который раз, в игре деньги и личные имущественные интересы. Люди убеждены, что у папы все получится и, как только отказ от дарственной произойдет, парень тут же окажется на улице. Дай бог, чтобы это было неправдой.

Несмотря на то что преступление потрясло весь город, местные жители, с кем довелось мне говорить, – должностные лица и простые граждане – все стоят на стороне Жанны. После ее ареста было даже коллективное письмо из центральной районной больницы в ее защиту.

Я не собираюсь, да и не имею права оспаривать приговор суда. Но поражает, что все участники этой истории получили фантастически малые сроки за содеянное. Три раза, по версии следствия и суда, организовывалось убийство, три раза срывалось, приговор же – четыре года и три года лишения свободы. В Ипатово многие уверены, что все случившееся не более чем имитация. То есть «дело» сфабриковано, чтобы в очередной раз доказать людям, что все покупается и продается. И жизнь, и слезы, и любовь, и судьбы человеческие.

P.S. Но это еще не конец истории. Продолжает давать показания в Ставропольском краевом суде киллер №1 В.Ухов, который скрывался от правосудия в Карачаево-Черкесии. Его судебный процесс далек от завершения.

Жанна ЩЕЛКУНОВА