В этом году бурно и немерено любимый праздник Весны и Труда завершился важным событием: Владимир Путин дал добро на внесение значительных изменений непосредственно в закон «Об основах федеральной жилищной политики» и другие законодательные акты в части совершенствования системы оплаты жилья и коммунальных услуг. Как это отразится на населении и ходе самой реформы ЖКХ, которая вот уже несколько лет откровенно «буксует»? Михаил Кузьмин

На эти и другие вопросы в беседе с корреспондентом «СП» отвечает член комитета Государственной Думы Ставропольского края по промышленности, энергетике, строительству и жилищно-коммунальному хозяйству М. КУЗЬМИН.

– Михаил Владимирович, в прошлом году, как сообщил Госкомстат, расходы граждан на оплату жилищно-коммунальных услуг возросли более чем на 40 процентов. Наверное, я не ошибусь, если скажу, что большинство ставропольцев понимает под реформой ЖКХ желание содрать с них семь шкур.

– У населения есть все основания так думать. Более того, прогноз на будущее также неутешителен: тарифы на газ, электрическую и тепловую энергию будут расти. Краевые власти на эти процессы, к сожалению, влиять не могут, потому что тарифная политика целиком и полностью находится в руках федерального центра, контролирующего крупнейшие монополии – РАО «ЕЭС России» и ОАО «Газпром».

Непосредственно программа реформирования жилищно-коммунального хозяйства Ставрополья была утверждена постановлением губернатора А. Черногорова еще летом 1997 года. В частности, ставились задачи: формирование организаций, выполняющих функции заказчика на услуги ЖКХ; переход на договорные отношения; демонополизация ЖКХ; развитие конкурентной среды; предоставление возможности потребителям влиять на объем и качество услуг и выбор организаций, обслуживающих жилье; создание товариществ собственников жилья и т.д.

– И каковы результаты?

– Скажем так: они не очень заметны. Зато все хорошо видят, что жилищный фонд ветшает и разрушается, как отвратительно ремонтируются наши дома, а иной полупьяный жрэповский сантехник по-прежнему вымогает взятки.

Плохо развиваются конкуренция и демонополизация на рынке жилищно-коммунальных услуг. Конкурсный отбор подрядчиков зачастую не проводится. Только в 19 районах и городах края действуют на постоянной основе конкурсные комиссии.

Все чаще происходят аварийные ситуации, отказы и сбои в работе инженерных систем ЖКХ. Износ коммунальной инфраструктуры уже превышает 60 процентов…

– Михаил Владимирович, разве это проблема населения, которое платит за услуги ЖКХ бешеные деньги?

– Это не должно быть головной болью ставропольцев. Тем более что премьер М. Касьянов заявил, что реформа не будет проводиться за счет населения. Но вопрос все равно упирается в деньги и часто – федеральные. Вот, например, площадь ветхого и аварийного жилья в крае составляет 631 тыс. кв. метров, где проживает более 43 тысяч граждан. То есть их сегодня нужно расселять, чтобы крыша на голову не упала или стеной не придавило. Решать эту проблему призвана федеральная подпрограмма «Переселение граждан РФ из ветхого и аварийного жилищного фонда». Но, к сожалению, этот хороший документ никак не подкреплен финансово.

Или взять программу по энергосбережению, которая должна реализовываться за счет организаций и средств бюджетов всех уровней. Прогнозируемые объемы финансирования на 2002-2005 годы – более 660 млн. рублей. Но в прошлом году ни краевой, ни местные бюджеты деньги не выделяли, и в итоге большинство программных мероприятий осталось на бумаге – в т.ч. внедрение приборов учета, на что предполагалось потратить 15,6 млн. рублей.

– Меня всегда удивляет такая вещь: предприятия, поставляющие газ, свет, тепло, другие коммунальные услуги, постоянно жалуются на свою бедность, на огромные долги (мол, им не платит бюджет и т.д.), но многие из них имеют шикарные офисы или строят новые, парк дорогих автомобилей. Создается впечатление, что тарифы в жилищно-коммунальном хозяйстве далеки от объективности. Насколько они «прозрачны», скажем, для депутатов ГДСК?

– Как я уже говорил, тарифы на газ, электроэнергию утверждает федеральный центр, а краевая Дума «пляшет» от них, определяя тарифы для госпредприятий ЖКХ. Затраты их не всегда «прозрачны» и понятны даже для депутатов. Поэтому время от времени возникают скандалы. Например, в Минераловодском районе, как оказалось, 20 процентов потерь воды (!) включалось в тарифы, что, разумеется, не могло стимулировать работу водоканалов по сокращению потерь. Я сам одно время в Ставрополе наблюдал такую картину: несколько дней подряд из-за аварии в сетях осуществлялся сброс питьевой воды в Комсомольское озеро. Или взять котельные. Иногда в одном и том же районе обоснованный тариф на тепло, вырабатываемое котельными, различается в несколько раз! Многое зависит от оборудования, использования энергосберегающих технологий. А потери, издержки привыкли списывать на население. Беда еще и в том, что население, даже имея представление о тарифе, часто не может самостоятельно подсчитать объем потребленных услуг: нет тех же водяных или газовых счетчиков.

Что касается долгов предприятий ЖКХ. Большей частью это «старые» долги – государства и муниципалитетов за услуги, потребленные организациями бюджетной сферы. Такова была ситуация в целом по России. Теперь – нет: край полностью закладывает в бюджет расходы на ЖКХ. Скажу больше, профицит краевого бюджета, т.е. сверхплановые доходы, составил в первом квартале несколько сот миллионов рублей. Теперь в принципе можно вести речь и о погашении «старых» долгов. Я думаю, материальное положение предприятий ЖКХ будет укрепляться, многие из них не бедствуют и сегодня. Не случайно на них рты «пооткрывали» разные структуры. Как вы знаете, акционировались газовые сети. А городские электросети, в частности Ставрополя, пытается прибрать к рукам монополист РАО «ЕЭС России».

– Говорят, в ГДСК зреет идея о принятии собственного, краевого закона о ЖКХ. Вы сторонник этого?

– Признаться, нет. Единые правила «игры» для ЖКХ уже определены федеральным законодательством: государство берет на себя вопросы ценообразования, утверждает ежегодные федеральные стандарты оплаты жилья и коммунальных услуг. Именно правительство России определяет правила содержания и ремонта жилья, оказания коммунальных услуг и методику пересчета за их оплату. К числу важных моментов закона о ЖКХ, подписанного недавно президентом, можно отнести и норму о том, что «пересмотр или изменение цен на оплату жилья и тарифов на коммунальные услуги может осуществляться, как правило, не чаще одного раза в год». Изменение цен и тарифов в течение года возможно только при принятии поправок в бюджет депутатами. Это очень существенное новшество, если учесть, что монополии привыкли повышать тарифы чуть ли не каждый квартал.

– В федеральном законе о ЖКХ содержится один весьма «неудобный» пункт, о котором вы не упомянули. Он гласит: если оплата жилья не производится в течение шести месяцев, то «наниматель и проживающие с ним члены семьи подлежат выселению в судебном порядке с предоставлением жилого помещения, отвечающего санитарным и техническим требованиям по нормам общежития». У нас в крае много общежитий?..

– Я не думаю, что на Ставрополье эта норма закона будет широко применяться. Выселить человека, даже в судебном порядке, не так-то просто. Эти вопросы нужно рассматривать очень внимательно. Если человек не может платить – маленькая зарплата, многодетная семья, – ему надо помогать, выделять жилищные субсидии. А если не хочет платить – то выселять. Кстати, большая часть неплательщиков – это достаточно обеспеченная категория граждан, подкованная в правовом отношении и пользующаяся в своих целях бессилием государства. Поверьте, теперь они быстро погасят свои долги.

– Сегодня на жилищную субсидию имеют право семьи, чьи расходы на оплату услуг ЖКХ превышают 22% от совокупного дохода. Что будет, если в связи с ростом тарифов все малоимущие встанут в очередь за получением субсидий?

– Такая ситуация прогнозируется. Несмотря на то что около половины ставропольцев живут за чертой бедности, процент семей, получающих субсидии сегодня, весьма низок. Это я отношу к недостаточной разъяснительной работе депутатов всех уровней, органов исполнительной власти. Необходимо также освободить процедуру оформления субсидий от излишнего бюрократизма. А что касается денег на выплаты, то они в бюджете есть. И будет – сколько нужно.

– Михаил Владимирович, что ждет жилищно-коммунальное хозяйство в связи с ожидаемым принятием в этом году федерального закона об общих принципах местного самоуправления? Как это отразится на государственной поддержке населения в ходе реформы?

– ЖКХ ждет передача всех полномочий на районный, городской и сельский уровни. Это понятно и закономерно: основой деятельности любого муниципалитета является коммуналка, которая, кстати, лежит за пределами государственного влияния. Государство уже приняло необходимый пакет законов о реформе ЖКХ, и было бы наивно полагать, что оно захочет и дальше «толкать» эту реформу сверху. Да и не сможет: государство все сегодня отдало на откуп местным властям.

– Как это следует понимать?

– Теперь, на данном этапе, реформа должна идти «снизу» и ход ее зависит – это нужно понять – от населения, проживающего на территории того или иного муниципального образования. Если население хочет смягчить последствия реформы ЖКХ и реально управлять процессами, то оно должно помнить о старом афоризме «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Ведь сегодня главной движущей силой реформы ЖКХ становятся товарищества собственников жилья (ТСЖ), которые в полной мере могут реализовать предоставленное им государством право выступать в роли заказчика на потребление жилищно-коммунальных услуг, самостоятельно выбирая на договорной основе тех исполнителей, которые наиболее устраивают по параметрам цены и качества.

– Эти ТСЖ уже как-то зарекомендовали себя?

– Сейчас функционируют 208 товариществ собственников жилья, которым передано в управление уже около 5,5% от общей площади жилых строений в крае. Они довольно быстро учатся искусству формирования правовых отношений с поставщиками коммунальных услуг, хорошо считают деньги и умеют отстаивать свои интересы в судах. Они реально толкают реформу снизу, понуждая предприятия ЖКХ, частные структуры к здоровой конкуренции (а значит, к снижению цен) и борьбе за клиентов.

Но, к сожалению, пока большинство населения не имеет представления о своих правах в части получения коммунальных услуг, а ответственные за предоставление этих услуг привыкли увиливать от качественного исполнения своих обязанностей. Правовая безграмотность сильно усложняет процесс реформирования ЖКХ, поэтому краевым властям, органам местного самоуправления предстоит большая разъяснительная работа среди населения.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО