Так вчера определили суть преступления, совершенного в урочище «Немецкий мост», прокурор Ленинского района старший советник юстиции Василий Тихонюк и начальник Ленинского РОВД подполковник Евгений Нуйкин.

В предыдущем номере «Ставропольская правда» уже сообщала об этом ЧП. Как было отмечено на пресс-конференции, другие СМИ привели много домыслов и вымыслов, вплоть до того, что убитые были расчленены и даже съедены. На самом деле – фабулу преступления привел Василий Тихонюк – в ночь с 15 на 16 февраля около четырех часов утра юноша и две девушки обнаружили в районе «Немецкого моста» в большом кострище трупы двух своих товарищей, с которыми они договорились встретиться здесь накануне. Отметим, что рядом с «Немецким мостом» находится большая поляна, где традиционно собираются альпинисты и туристы для тренировок.

Прибывшая на место происшествия следственно-оперативная группа обнаружила все еще горящий костер, в котором вместе с телами Алексея Лягушина и Дмитрия Коршунова горела их палатка и носильные вещи. Парней, раздетых догола, уложили в костер друг на друга лицом вниз. Огню не удалось уничтожить все следы преступления. Парни были жестоко избиты тупыми предметами, а у Алексея Лягушина также были резаные раны живота и лица. Чуть позже эксперты установят, что нанесены они были разбитой бутылкой от водки. Пространство, площадью примерно 10 на 10 метров, было покрыто следами крови.

В ту ночь мороз зашкаливал за 13 градусов. Шел снег. И поэтому расследование началось в весьма трудных условиях. Через 350 метров потеряла след служебная собака. Но на месте происшествия остались следы еще, как минимум, двух человек.

Первоначальное количество версий трудно даже перечислить. Например, сотрудники милиции и прокуратуры не исключали возможности, что парни приехали не вдвоем, и что к ним кто-то присоединился, и что кто-то мог слышать их разговор об экстрим-ночевке. Отрабатывались версии о причастности местных жителей, лесников, которые были злы на экстремалов-туристов за порубленный лес, и даже национальная версия – в этом месте проживают выходцы из Дагестана. Плюс версии о причастности какой-либо секты, молодежной группировки, членов секций боевых искусств и т. д., и т. п.

Началась рутинная работа. Это сейчас ее можно назвать классической, как по учебнику. Практически не было ни одной зацепки и ни одного свидетеля. Евгений Нуйкин, проработавший в розыске два десятка лет, подчеркнул, что с таким убийством столкнулся впервые. И тем не менее, было сделано все, что могли и должны были сделать профессионалы, чтобы раскрыть убийство. По словам начальника РОВД, очень повезло, что тот день оказался очень спокойным для РОВД. Поэтому удалось подключить к расследованию все службы райотдела милиции – инспекцию по делам несовершеннолетних, службу участковых и другие. Много помогли сотрудники городского УВД и ГУВД СК. Оперативный штаб по раскрытию преступления возглавлял первый замначальника ГУВД СК полковник Владимир Еремченко.

В соответствии с выдвинутыми версиями отрабатывались связи погибших парней. Кстати сказать, только Лягушин был единственным альпинистом, имевшим и опыт, и снаряжение. Практически сразу вышли и на Виктора Лучкина, 1983 года рождения, не работающего и не учившегося молодого человека. Три года назад его пути пересекались с Лягушиным в одном из альпинистских клубов. Позже он был осужден за хулиганство на год лишения свободы условно. Еще позже также совершил хулиганство: избил на остановке случайного прохожего. В январе инспекция исправительных работ Ленинского РОВД вышла с ходатайством в суд об изменении меры наказания. Суд это дело рассмотреть не успел. Но в первый момент Лучкин особого подозрения не вызвал, – не более чем одна из связей Лягушина.

Буквально на второй день, отметил Василий Тихонюк, дело было передано в краевую прокуратуру края. Его принял следователь по особо важным делам Андрей Попов. Следователь Ленинской прокуратуры Алексей Суруханов остался в следственной бригаде.

Постепенно (напомним, что с момента убийства до задержания преступников прошло только девять дней) отпадали версии. В конечном счете осталась только одна. Пришел кто-то, совершенно конкретно знающий, что парни будут ночевать в этом месте. Троица, пришедшая к утру и обнаружившая трупы своих товарищей, собиралась быть на месте встречи еще в восемь часов вечера. Причем, подходя к «Немецкому мосту», ребята встретили двух человек. Их приметы они указывали весьма смутно – темновато было.

Евгений Нуйкин рассказал о факте, который даже сейчас, когда убийцы задержаны, трудно оценить однозначно. Фактически «наводчиком» выступил один из свидетелей – Александр. Это он шел вместе с двумя девушками. Но за большим количеством принятого спиртного за все эти дни так и не вспомнил, что он назначил Лучкину встречу возле «Немецкого моста». И именно его не узнал при встрече. Как было заявлено на пресс-конференции, видимо, у прокуратуры будут к Александру и другие вопросы.

Не найдя возле него Сашу и девочек, Лучкин и его товарищ Гагик Гевондян, учащийся 9 класса вечерней школы, неработающий, 1981 года рождения, выпили водки с Лягушиным и Коршуновым. А потом возникла драка. Били жутко и долго. Один из погибших умер от асфиксии: наступивший ему на горло Лучкин, до изнеможения бил уже фактически труп деревянной палкой по голове.

Лучкина допросили на полиграфе – детекторе лжи. Он от всего отказывался. Но вывод машины и следователей был однозначен: он лжет и что-то скрывает. А вот Гевондян чуть ли не с облегчением встретил сотрудников милиции. Говорит, что был готов, что за ним придут, и даже собирался сам пойти с явкой с повинной. Сейчас оба дали признательные показания. Причем, убив Лягушина и Коршунова, преступники собрались уйти. Потом, чтобы уничтожить следы, вернулись, хладнокровно раздели, сорвали палатку, собрали дрова и развели костер. Вынашивался и план об убийстве встреченной ими тройки.

По словам прокурора района, самой высокой оценки заслуживает работа в раскрытии этого преступления милиционеров Ленинского РОВД. В первую очередь речь идет о сотрудниках уголовного розыска Руслане Джилкиеве, Юрии Зиновьеве, Андрее Круглове и Романе Конник. А Евгений Нуйкин подчеркнул: мы, милиционеры, не такие плохие, как о нас думают. Мы умеем работать грамотно и профессионально.

Прокурор также напомнил, что буквально на днях совместными усилиями прокуратуры и милиции было раскрыто убийство бомжа на улице Голенева, в районе бара «Три пескаря». Инвалида, который мог передвигаться только сидя, убила группа подростков. Но Василий Тихонюк видит связь между этими преступлениями не только в четкой и профессиональной работе милиции. Оба убийства немотивированные, жестокие говорят о том, что в обществе под влиянием западных страшилок происходят необратимые изменения. В связи с убийством возле «Немецкого моста» оба руководителя правоохранительных органов района подчеркивают, что во всех случаях в течение последних двух дней до гибели все участники этого действа – и потерпевшие, и преступники, и свидетели – употребляли немерянное количество спиртного.

Сейчас Лучкин отказывается даже выехать на место происшествия. То ли совесть мучает, то ли просто боится.

И, подводя итог этой истории, напомним об этих двух парнях, которых многие жители краевого центра, скорее всего, знали. Алексей Лягушин учился на втором курсе юрфака СГУ. Учился отлично. Третьекурсник СГУ Дмитрий Коршунов собирался стать психологом. Часто возле центрального универмага или в переходе, рядом с ним, они пели под гитары. Порой сидели возле Вечного огня. Нравилось или не нравилось пение, но деньги им давали. Тратили они их в основном на водку. Эти факты, прозвучавшие на пресс-конференции, вряд ли нужно опровергать. Есть многочисленные свидетельские показания. И самое главное – есть смерть, которая рассудила все именно так.

Валентина ЛЕЗВИНА