…В принципе знаем, что ничего не меняется за административной границей Ставропольского края с Чеченской Республикой. Те же поля мелькают слева, та же нитка железной дороги тянется справа. И все-таки ощущение того, что это уже другая Россия, не покидает. И вряд ли его можно объяснить только психологией.
Валерий Самищев – начальник штаба сводного отряда милиции ГУВД СК

Валерий Самищев – начальник штаба сводного отряда милиции ГУВД СК

Ставропольский ОМОН готовится к референдуму: начато строительство нового пропускного пункта

Ставропольский ОМОН готовится к референдуму: начато строительство нового пропускного пункта

Без документов проезд закрыт

Без документов проезд закрыт

Все вокруг как будто бы полинявшее, выгоревшее и неухоженное. Как капля краски на старом полотне, мелькнула новая кирпичная остановка у Алпатово. Как инородное тело смотрится серое пятно новой заправки на въезде в Наурскую. Всем, кто там живет, не хочется об этом слышать. И пригляделись ко всему. И притерпелись. Для них новые остановка и бензозаправка – ростки того будущего, которое – все ожидают – придет из России. Той России, частью которой они являются. И той, которая должна и обязана помочь им в послевоенном обустройстве.

В этой чеченской части России нашими мерками мерить нечего. Здесь человек с автоматом воспринимается не как лишнее, а как необходимое звено. Здесь за сдачу самой дорогой квартиры просят двести рублей. В месяц. (Меньше, чем в Ставрополе за час). А сдают и за сто. И считается это весьма неплохим заработком. И, что удивительно, при растущем спросе – например, постоянные съемщики – сотрудники местного райотдела милиции – цены не поднимаются. Помню, что в подобной ситуации в начале второй чеченской войны в Моздоке квартплата скакнула на недосягаемую высоту. То же было и с ценами на рынке. Здесь же все вполне соответствует ценам, например, в Курской. А по сравнению со Ставрополем – гораздо ниже. Причина одна. Нет работы. Нет денег. Нет покупателей. Пока еще стоит основная масса винзаводов, до войны их было в Науре более десятка. Совхозы – без продукции. А те, у кого она есть, продать не могут – у населения денег нет. Большие надежды в этом смысле на госзаказ, которого пока тоже нет. И на московские связи главы района Владимира Назаренко, который – и это тоже примета времени – понял, что местные проблемы лучше всего – пока и к сожалению – лучше и легче решаются там.

…Хочется верить, что здесь все, как у нас. А не верится. За солидным забором и охраной здание РОВД и местного отделения Сбербанка. Самое дорогое, что здесь есть? Пока, наверное, да. Хотя, как утверждает замначальника Наурского РОВД – начальник штаба подполковник Валерий Щекунских, отток русскоязычного населения из района прекратился. Напротив, есть приток, но пока минимальный. Люди не верят в светлое будущее. Пока – однозначно можно утверждать – в него поверили сотрудники правоохранительных органов. Потому, может быть, что тот порядок (официально его называют конституционным) они сами и обеспечивают. Из 482 аттестованных сотрудников, работающих нынче в райотделе милиции, человек 50 вернулись на «историческую родину». Русские, чеченцы, люди других национальностей в милицейских погонах – те, кто не смог смириться с режимом Дудаева. Среди них, верящих в светлое завтра, и еще один замначальника РОВД по работе с кадрами лейтенант Иса Тураев. Он, да и не только он, убежден, что интернационализм, который на остальной части России воспринимается как слово чуть ли не бранное, у них в крови. И они готовы его защищать. Так, например, как это сделал начальник Наурского РОВД полковник Николай Дудкин, награжденный орденом «За личное мужество». Примечательно, что здешние милиционеры, как и я, не любят лорда Джадда. Резоны понятны. Нынче лорд по своим понятиям защищает тех, кого местные милиционеры не без оснований считают бандитами. А где он был, рассуждают Щекунских и Тураев, когда их семьи в 1997 году вынудили уехать из республики. Офицеры молчат. Но понятно, что за этим молчанием расшифровка слова «вынудили», в которой была и прямая угроза жизни членов их семей.

Главное для них сейчас, впрочем, не только для них и не только на территории Чеченской республики, – предстоящий референдум. Пойдут или не пойдут на него жители республики вопрос, конечно, интересный. По оценке Щекунских, в Наурском районе пойдут. Большинство из 48700 человек, прошедших проверку последней переписью, проголосуют. (Прогнозы по другим, горным районам – вещь весьма условная. Понятно, что итоги референдума «сделает» Грозный). А в Науре милиция, нелишне это отметить, уже приняла все меры безопасности. Выделенные для проведения референдума участки обследованы, за ними закреплены сотрудники РОВД, которые должны и обязаны обеспечить безопасность. Помогут им в этом и наши ставропольские милиционеры.

По словам сотрудников местного РОВД, сводный отряд милиции ГУВД СК, дислоцированный в Новотерском, – немалая подмога в общей повседневной работе обес-печения правопорядка. Примеров мужества и ответственности бойцов ставропольского СОМа не перечесть. Главное, наших не подкупить и «на понт не взять». Среди задержанных есть и люди из охраны Ахмада Кадырова, которые считали, что их причастность к столь высокому лицу и есть индульгенция неприкосновенности. Впрочем, и это ставропольские милиционеры отмечают с некоторой долей удивления: в сегодняшней Чечне любое удостоверение некоторые их обладатели воспринимают как отпущение всех грехов. Причем заранее. Сколько обладателей несуществующих совхозов, строящихся мукомольных заводов, «напоровшись» на бойцов ставропольского СОМа, лишились удостоверений и предстали перед законом, не сосчитать. Впрочем, за солидный документ сходит до поры до времени и визитка любого высокопоставленного чиновника Чеченской республики. Среди задержанных был и один пьяный боец чеченского ОМОНа, который, надо признать, нынче в республике и во всей России (цикл передач по всем каналам телевидения – не лишнее тому подтверждение) пользуется правом неприкасаемого.

Что же касается общей ситуации в республике, ее оценить невозможно. Те же телеканалы убеждают нас в том, что жизнь здесь налаживается. Хотелось бы в это поверить. Но не верится. Теракты в Чечне вещь повседневная и чуть ли не ежечасная. Страшно от этого. Поэтому правоохранительные структуры республики все чаще откровенные теракты пытаются замаскировать под обыденное хулиганство. (Более подробно об этом в сегодняшнем номере «Ставрополки» в материале «Законность теснит беззаконие»). Федеральные силы застряли там всерьез и надолго. Об этом свидетельствует и то, что строится новый пропускной пункт на месте дислокации ставропольского ОМОНа в Грозном. И то, что в составе отряда впервые за историю его нахождения на территории Чеченской Республики появились два сотрудника милиции-женщины. Их задача – досмотр слабого пола из числа местного населения на предмет обнаружения взрывоопасных и террористически направленных предметов.

* * *

…Это другая Россия. Как бы Зазеркалье. Но сегодняшний расклад таков, каков он есть.

Ставрополь-Наурская-Новотерское-Грозный-Ставрополь

Валентина ЛЕЗВИНА