Алексей Шабалдас министр образования Ставропольского края

Сельская школа попала в "убыточные", поскольку, как говорится в "Концепции реструктуризации", рождаемость падает, содержать пустеющие школы на селе становится невыгодно, а знания, которые дети там получают, не являются конкурентоспособными для поступления в вузы и средние профессиональные учебные заведения.

Слово "реструктуризация" (в документах фигурирует еще и "оптимизация") означает закрытие одних школ и укрупнение других. Для каждой школьной ступени определены свои модели образовательных учреждений. Следует отметить, что в общероссийской образовательной статистике Ставрополье выглядит как относительно благополучная территория: наполняемость сельских школ у нас падает не так катастрофично. С этого и начался наш разговор о грядущем "четвертой зоны" с Алексеем Шабалдасом, министром образования Ставропольского края.

– Край действительно в более выгодном положении, чем многие российские регионы. В стране сельских школ 69 процентов от общего числа, а у нас – 65 процентов. Но зато у нас в этих школах учится 47 процентов детей, а по России в среднем – 30. Наполняемость ставропольской сельской школы выше среднероссийского уровня. Еще одна цифра: 76 процентов сельских школ на Ставрополье – одиннадцатилетки, дающие полное среднее образование. Это много, российский показатель – 44 процента.

Но, к сожалению, это не значит, что у нас нет проблемы сельской школы. В этом году уже уменьшилось число первоклассников, в восточных районах есть школы, где первые классы не набрали. Пик демографического спада, который влияет на развитие системы образования, ожидается к 2006 году, к этому нужно быть готовыми. К тому же, в маленьких школах, особенно поселковых, хуторских, плохо с кадрами, учителям часто недостает квалификации, чтобы давать детям знания на современном уровне.

– Означает ли это, что школы в небольших населенных пунктах Ставрополья будут закрываться? Вы помните, это уже было в семидесятые годы... Ликвидировали хуторские, поселковые школы, детей возили учиться на центральную усадьбу. Был и опыт интернатов. В результате люди переезжали туда, где имелась школа, а села пустели.

– Мы не собираемся закрывать ни начальные школы, ни основные, дающие девятилетнее образование. Будем сохранять даже малокомплектные, где учеников десяток или меньше. Но они могут стать филиалами крупных общеобразовательных учебных заведений. Разработано несколько моделей. Например, на начальной ступени ребенок учится у себя на хуторе. Можно даже, если кадры учителей позволяют, открыть там пятые-шестые классы. А, начиная с седьмого, детей возят в среднюю школу в ближайший крупный населенный пункт. Эта средняя школа будет учебным центром, а хуторские – его филиалами.

– Но ведь и сейчас многих детей возят после окончания начальной школы в основную или среднюю. Что изменится?

– Не нужно будет при десяти учениках иметь на зарплате директора, бухгалтера. Да и качество образования в маленькой школе улучшится, если контролировать учителей, помогать им станут директор, коллеги из крупной, более продвинутой. И финансирование филиала, как ожидается, будет получше.

Вторая модель – школа-сад. Если в селе дошкольников набирается на две группы, зачем держать отдельно детский сад? Его можно присоединить к основной школе.

– И сколько таких школ?

– По первой модели – двенадцать, по второй – около восьмидесяти. Реструктуризация их ожидается в 2006 году.

– Но ожидается еще и переход к профильной старшей школе. Профилей должно быть не менее пяти на выбор ученика. Это опять-таки для крупной полной школы, может быть, только в райцентре. Что будет с остальными?

– Если в школе есть учитель, способный, скажем, давать математику или гуманитарный цикл на повышенном уровне, то математики или гуманитарии пойдут к нему получать профильное образование. Остальные, как представляется, будут ездить в профильную школу, возможно, действительно в райцентр. Для этого можно определить какой-то один день недели. Тут есть проблема с оплатой труда педагогов. Если ко мне на профильное обучение приходят семь человек, то и платить мне будут за семерых, а не за полный класс... А подготовка та же.

– Есть еще и проблема с подвозом. И большая. Вы посмотрите: возить детей с хутора в среднюю или основную школу. Возить старших на профильное обучение...

– Добавлю: со второго класса теперь вводится иностранный и информатика. Этих ребят тоже хотя бы раз в неделю, скорее всего, придется возить из филиала на обучение в центральную школу.

– Алексей Егорович, а это реально? Вам не кажется, что в образовании слишком многое реформируется сразу, без просчета, как же это получится в реальной-то жизни? Знаете, как говорят: гладко было на бумаге... На селе и без того проблемы с преподавателями иностранного языка. И вдруг ввести его со второго класса. Как?

– Решать будем совместно с главами районных, территориальных администраций. Что касается подвоза детей, то возим же мы сейчас около 14 тысяч школьников. Правда, не везде на автобусах, кое-где – на грузовиках, на тележках. Губернатор, правительство многое делают, чтобы ситуацию изменить. В 2001 году сельские школы получили 20 автобусов, в прошлом – 70, в этом заказано еще 70.

– А дороги?

– Дороги у нас к каждому райцентру подведены. Но, конечно, головной боли много. Автобусы, транспорт, ставки водителей, деньги на запчасти, на бензин. Все это ложится на бюджет образования. Но, надо заметить, он увеличен в этом году в крае до 4,2 млрд. рублей.

Реструктуризация будет происходить постепенно, по концепции – до 2010 года. За это время нужно позаботиться и о судьбе педагогов, ведь число классов-комплектов будет сокращаться, а кадры учителей высвобождаться. Будем создавать модель школы продленного дня, где найдется им работы.

А не менять сельскую школу нельзя, она давно от городской отстает, что же будет в новом веке?

Поэтому так важно, что Министерством образования России наш край выбран в качестве пилотной территории для реализации проекта "Информационные системы в образовании", о чем ваша газета уже сообщала. Проект финансируется Международным банком реструктуризации и развития.

Участвуя в нем, мы получаем компьютерную технику и сможем открыть ресурсные центры, своего рода Интернет-площадки в райцентрах. Правительство края, со своей стороны, обязалось провести оптоволоконную связь и электронную почту. В каждом таком ресурсном центре смогут обучаться учителя и ученики двух-трех сельских районов.

Кстати, в ближайшее время мы открываем свой Интернет-центр на базе Ставропольского краевого института повышения квалификации работников образования, будем обучать учителей новым технологиям. В первую очередь – сельских.

– И все же, что самое сложное в модернизации сельской школы?

– Кадры. Не хотят выпускники вузов ехать в село. В этом году 4 миллиона рублей выделено на покупку для учителей квартир в 10 районах. Надеемся, что деньги на эти цели станут строчкой в краевом бюджете и это поможет сделать работу в сельской местности более привлекательной для молодых педагогов.

К слову

Исследования социологов показали, что, когда в деревне закрывают школу, ее сразу же покидает половина жителей. За один только прошлый год в России закрыта 1000 сельских школ...

В начале 90-х годов в системе образования Республики Казахстан по рекомендации Всемирного банка была осуществлена "оптимизация" сети сельских школ. Это самым серьезным образом сказалось на всех сферах жизнедеятельности республики. В интервью газете "Первое сентября" начальник одного из департаментов министерства образования Казахстана Жаомбай Караев сказал: "Мы и сейчас не уверены, что те 30 тысяч детей, которые официально числятся у нас на подвозе, действительно, регулярно посещают школу".

Лариса ПРАЙСМАН