Утверждает председатель Ставропольской городской Думы Андрей Уткин. Вчера исполнилось 100 дней его пребывания на этом посту

– Андрей Валентинович, исполняется 100 дней вашей работы на посту председателя Ставропольской городской Думы. И это 100 дней, которые в каком-то смысле потрясли не только город, но и край. Дума спустя месяц после того как вы стали ее председателем, молниеносно сменила утвержденного ею же всего несколько месяцев назад главу администрации. Причем главное не то, что она сделала, а как это было сделано. Депутаты внесли в очередной раз изменения в устав краевого центра, приняли ряд других серьезных решений. В принципе у аналитиков есть уже повод делать выводы об основных тенденциях политики нового городского руководства. А как бы вы сами их сформулировали? Зачем вам кресло председателя Думы? Что вы намерены сделать, как представляете оставшееся время до выборов мэра Ставрополя?

– Я не думаю, что эти 100 дней, и каждый из них, потрясли и город, и край. Я также не думаю, что Дума молниеносно сменила главу администрации. Это коллегиальный орган с большим количеством депутатов, у каждого из которых – разная оценка происходящего. Так что на молнию мы тут меньше всего похожи, поверьте. Да и в принятом решении я никакой революции тоже не вижу.

Революция у нас была в январе, когда была внесена, на мой взгляд, действительно выходящая из ряда вон поправка в Устав города, после чего такая ситуация, как сегодня, стала возможна в принципе.

– Это поправка, отложившая выборы мэра?

– Совершенно верно. Поправка, которая лишила избирательных прав жителей города. Это моя оценка. И в январе она была такой же точно, как и сейчас. Именно в результате этого решения мы утратили полноценную ветвь исполнительной власти в Ставрополе, поскольку назначенный глава администрации – совсем не то же самое, что избранный мэр. И замена главы администрации не означает смену власти.

Дума как легитимный орган местного самоуправления не претерпела никаких изменений, она на месте. Жизнь продолжается. Что касается меня лично, не хочу говорить избитую нынче фразу: "Меня пригласили". Когда С. Муратов написал заявление о сложении полномочий председателя городской Думы, я решил побороться за это кресло. В ноябре, кстати, исполняется шесть лет, как я пришел работать в органы власти Ставрополя. Считаю, что достаточно хорошо знаю город, людей, проблемы.

– Городская Дума как представительный орган местного самоуправления сегодня, пожалуй, имеет наибольший политический вес за более чем восьмилетнюю историю своего существования. Действительно, на данный момент (пусть и временно) она верховная власть в краевом центре. 22 депутата решают, кого назначить на пост главы администрации, кого снять...

– А что хотели авторы той поправки, которая была принята в январе?! Они хотели как раз вот этого. И сегодня все обиды, которые озвучиваются в адрес Думы, основаны только на том, что не те люди находятся у этого рычага.

В остальном же ничего не изменилось, повторяю. Дума на месте, депутаты те же.

– Но власть в городе стала неустойчива, и это трудно не заметить. Никто не знает, каким будет следующий шаг...

– Вот как раз поэтому сегодняшнюю задачу Думы я вижу в том, чтобы в законодательном порядке прописать такие "правила игры", которые бы застраховали нас впредь от разного рода случайностей, субъективных факторов, сделали бы работу власти максимально независимой, скажем так, от роли личности, от того, кто сегодня "у руля". Ведь это же неверно, когда людей волнует, знают они лично главу администрации или нет, могут зайти к нему вне официальных рамок и подписать ту или иную бумагу, или нет.

– В последнее время звучит довольно много резких высказываний по поводу происходящего во властных структурах Ставрополя. Действительно, где разумный предел перекраиванию органа местного самоуправления, где граница между самоуправлением и самоуправством? И что бы вы ответили тем, кто предлагает проверить законность действий самой Думы?

– Законность действий пусть проверяют те, кому это положено. Как председатель Думы, я несу ответственность за принимаемые решения и готов подтвердить их законность. И я не видел еще ни одного протеста или жалобы, поданных в официальном порядке.

Поясню: чтобы внести ту или иную поправку, к примеру, в Устав, нужно, чтобы не просто депутаты проголосовали, а чтобы это было квалифицированное большинство. Это уже не мнение одного или двух депутатов, а позиция населения, которое они представляют.

– Но эти же люди сначала принимают одно решение, потом – совершенно противоположное, сначала поддерживают главу администрации, потом его отстраняют...

– Что касается последнего, то здесь ситуация, с одной стороны, сложная, с другой – простая. Я не хотел бы давать каких-либо оценок, тем более что критиковать сегодня можно всех и вся, просто поясню. Назначая главой администрации И. Тимошенко, депутаты ожидали совершенно определенных шагов от исполнительной власти. Но они не были сделаны. Вместо того чтобы заниматься благоустройством наших спальных районов – юго-западного и северо-западного, ремонтом жилого фонда и другими насущными хозяйственным проблемами, направляли усилия в другое русло, строили Ангела, например. И по прошествии времени Дума дала понять, что такая политика ее не устраивает, созрело соответствующее решение.

– Злые языки утверждают, что за последней сменой власти в городе стоят экономические интересы, в том числе самих депутатов. Что вы можете сказать на этот счет?

– Мне о таких фактах ничего не известно.

– В их числе называют, например, отмену решения И. Тимошенко о создании в Ставрополе единых муниципальных торговой и аптечной сети.

– Решение само по себе было абсурдное и незаконное, независимо от того, есть заинтересованные в нем люди в Думе или нет. И то, что депутат, управляющий одним из магазинов, вместе с 17-ю другими народными избранниками не согласен с этим решением, не значит, что он защищал свой экономический интерес.

– Вы хотите сказать, что разговоры о переделе собственности в Ставрополе не имеют под собой почвы?

– А какая сегодня в Ставрополе осталась собственность? Городская собственность – в плачевном состоянии. Все остальное давно поделено. И что-то у кого-то отнять, как несколько лет назад, уже трудно.

– Сложно, но можно, как показывает, например, практика с тем же "Азотом", другими краевыми гигантами, не говоря о более мелких кусках собственности.

– Я так считаю: поле у всех одно. Играй, кто мешает?

Кого обидели, забрав "Азот"? Краевой бюджет? Ну так пускай краевая власть добивается, чтобы налоги платились в крае, и т.д. Договаривайтесь, ставьте условия...

Сегодня в Ставрополе нет ни одного такого крупного бюджетообразующего предприятия, как тот же "Азот" или буденновский "Ставролен". Это и хорошо, и плохо. Плохо, что нет промышленных гигантов. А хорошо, что бюджет города не зависит от воли двух-трех финансовых групп.

– Отношения с краевой властью – отдельный вопрос. Конституция России четко определяет, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Бытует мнение, что в этом положении уже сам по себе заложен конфликт между исполнительной властью субъектов РФ и муниципалитетами. Удалось ли вам наладить взаимопонимание с губернатором края или Ставрополь и краевая власть обречены на противостояние?

– Я не вижу сегодня ни объективных, ни субъективных причин хоть для какой-то конфронтации с краем в нынешних условиях. Должна быть разумная, конструктивная политика. И как одна из территорий края мы ждем, когда губернатор, правительство, Госдума края обратят серьезное внимание на проблемы города. Я встречался с А. Черногоровым, все предложения, которые прозвучали из уст губернатора, кажутся мне вполне разумными, обоснованными и, самое главное, своевременными.

– Но главным камнем преткновения в отношениях края и города в последние годы был бюджет. В этом плане найдено взаимопонимание?

– Какие бы то ни было оценки на этот счет, наверное, неправильно было бы давать в преддверии принятия краевого бюджета.

Но не скрою, что считаю: Ставрополь реально недополучает средства из консолидированного бюджета края. Я не думаю, что здесь скрывается какой-то политический момент. Это вопрос того, что сам краевой бюджет недостаточный, дотационный, – денег не хватает всем. Но, с другой стороны, город, один из самых крупных доноров краевой казны, отдает ровно половину того, что собирает сам. И этого тоже нельзя не замечать.

Я сегодня очень благодарен губернатору, министру финансов края за то, что наши проблемы в проекте бюджета на следующий год учтены лучше, чем в прошлом году.

– Не могу не спросить вас о взаимоотношениях с нынешним главой администрации Ставрополя Дмитрием Кузьминым. Ходят слухи, что из-за предложенных ему непомерно жестких условий он захотел сохранить кресло депутата краевой Думы...

– Мое отношение к Д. Кузьмину очень уважительное. Я его достаточно давно и хорошо знаю. Он завоевал себе репутацию честного, целеустремленного политика. Подтверждением этому служит то, что в течение длительного срока он являлся депутатом краевой Думы. На последних выборах, как известно, он работал в новом для себя округе и тем не менее в несколько раз обыграл такого соперника, как первый секретарь крайкома компартии, которая имеет в крае серьезные позиции. Такая работоспособность, энергия заслуживают уважения. Думаю, что кресло главы администрации Ставрополя для такого человека – это абсолютно адекватное место.

– Вас можно назвать с Д. Кузьминым одной командой?

– Для меня это было бы почетно.

– Вы лично будете участвовать в предстоящих выборах мэра Ставрополя?

– Не знаю. Но никогда в жизни не исключаю никакого варианта.

– От бывшего главы администрации городу остался Ангел. А что хотели бы оставить Ставрополю вы?

– Нормальные фасады домов, горячую воду в квартирах и газ в печке.

Елена РЫБАЛКО