Вчерашний ливень сделал-таки свое черное дело: в юго-западном микрорайоне оказалась подтопленной подстанция, и свет погас в домах на улицах Пирогова и 50 лет ВЛКСМ краевого центра. На звонки обеспокоенных горожан операторы ставропольской службы спасения успокаивали – мол, аварию уже устраняют.

Разумеется, захотелось узнать подробности. Однако работники "Горэлектросети" почему-то решили сделать из этого большо-о-ой секрет. Диспетчер на телефоне 009 категорически отказался общаться с корреспондентом "Ставропольской правды" и предложил прислать официальный запрос. Доводы о том, что на запрос и ответ уйдет несколько дней, и тогда эта информация уже будет не нужна читателю, во внимание не принимались.

В приемной "Горэлетросети" посоветовали позвонить во отдел внутридомовых сетей. Мол, подстанция – это их епархия. Но там отправили вновь на 009. Круг замкнулся. И вопросов стало больше, чем ответов. Почему из аварийной ситуации на подстанции нужно делать такой секрет? Почему сотрудники "Горэлетросети" категорически не хотят отвечать на вполне безобидные вопросы журналиста? И почему, наконец, работникам "Горэлетросети" позволено нарушать Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации", в котором четко написано, что "Редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц". А отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. Авария на подстанции, кажется, совсем не тайна.

Жанна ЩЕЛКУНОВА

Секретное отключение / Газета «Ставропольская правда» / 21 июня 2002 г.