Вызываем из памяти образ колодцев перед подвальными и цокольными окнами некоторых домов родных городов. А теперь добавляем к картинке дополнительный штрих в виде торчащих из колодца ног в белых носках ...

Именно о такой композиции и сообщалось в телефонном вызове специалистов Ставропольской службы спасения. Прибыв на место, они добавили к этому живописному полотну несколько собственных наблюдений: рядом с ногами обнаружились тапочки, носки оказались синими, а ниже ног, на куче строительного мусора, пребывал в блаженном состоянии ну очень крупный мужчина. Когда его удалось вызволить из беды, выяснилось, что он не успел в течение одного дня отметить День пограничника, а потому как-то не заметил оконного колодца.

Оказалось, что у недавнего узника нет при себе ключей от квартиры, которая находится в этом самом доме. Но когда его стали спрашивать о местонахождении родни с ключами, сказалась армейская выучка молчать на допросах, он ни в какую не хотел сообщать адрес кого-либо из родственников, способных открыть дверь.

Кстати, сердобольные соседи, сначала приветствовавшие вызволение пленника, немного погодя начали сетовать на то, что лучше бы его не будили: мол, этот "могёт" в таком состоянии и дебош учинить. Особенно неистовствовала не очень трезвая кокетка в бигуди, все время требовавшая показать разрешение на телевизионную съемку работы спасателей. Впрочем, когда ей предложили попозировать перед камерой со своими заявлениями, она резко ретировалась.

А в это время герой наш удобно устраивался на коврике возле родной двери, твердо пообещав дождаться жену. Мол, приключений ему на сегодня хватило.

Кстати, в последнее время это уже не первый случай падения людей в такие рукотворные ямы. Некоторое время назад спасателям довелось вызволять из аналогичного сооружения весьма дородную даму пенсионного возраста, находившуюся в весьма неудобном положении: лицом вниз, левая рука под телом, а правая – наверху. Рядом – швабра. И, что характерно, тоже не совсем трезвую. Этот случай куда как более анекдотичен.

Изрядную долю спиртного героиня приняла на девять дней по смерти мужа. И алкогольные пары толкнули ее на месть некой женщине, которую она считала любовницей покойного. Вооружившись шваброй, безутешная вдова отправилась бить окна коварной ведьме. Но когда размахнулась, рухнула в люк. "Нет, – сказала она, когда спасателям при помощи альпинистских веревок удалось ее выдернуть из ловушки, в которой она буквально застряла, – наверное, не была она его любовницей – иначе, почему Бог мою руку отвел...".

(Соб. инф.).

Память о границе и любви / Газета «Ставропольская правда» / 4 июня 2002 г.