• Сегодня – День пограничника

Не от богатой это, конечно, жизни – размещенная в брезентовой армейской палатке православная церковь. Заведись у пограничников лишняя копейка, поставили бы капитальную, с куполами и звонницей. И все же палаточный храм вполне можно назвать своеобразным символом Железноводского погранотряда. Потому как отряд, будучи оперативным резервом директора ФПС РФ, работает в основном на выезде, на самых горячих участках южной границы России. А там – либо степь кругом голая, либо дикие скалы да ледники высокогорья...

Находись на месте Константина Юпланкова новобранец, я бы, наверное, засомневался в искренности просьбы о поименной благодарности через газету отцам-командирам. Оно ведь и лукавая мысль солдатскую стриженую голову могла навестить: а дай-ка "леща подкину", глядишь, какой-нибудь поблажкой по службе отзовется. Но старшему стрелку-снайперу Юпланкову все это уже ни к чему. Потому как свое отслужил, и документы на увольнение в кармане, и билет на поезд домой, на Урал. Еще пара часов в отряде – и ту-ту!

– Так вы назовете фамилии? — настырности бравому "дембелю" явно не занимать. – Понимаете, они многое для меня сделали, многому научили...

Что ж, понимаю и называю. Начальник маневренной группы майор Виктор Мельник, его заместитель майор Александр Антонян, начальник заставы капитан Виталий Суслов... Хотя при таком подходе дли-и-инный список достойных доброго слова командиров и бойцов пришлось бы составлять. Ведь одних только награжденных орденами и медалями в Железноводском отряде особого назначения под сотню. Хотя отряду всего восемь лет, ибо создан он в июне 1994-го.

Впрочем, не зря любой военный различает понятия "календарь" и "выслуга". Уже осенью того самого 94-го новорожденная часть встала на прикрытие административной границы Дагестана с Чечней. А в декабре получила боевое крещение: у знаменитого Гребенского моста пришла на выручку подразделениям внутренних войск, атакованным боевиками. А потом был тяжелейший бой под крохотным дагестанским селением Зиберхали, за победу в котором первая застава третьей мотоманевренной группы (ММГ) заплатила четырьмя жизнями. В том числе и жизнью прикрывавшего ее пулеметным огнем ефрейтора Ильяса Асадуллина, чье имя теперь присвоено заставе, где он служил. Со всеми атрибутами памяти о 19-летнем сель-ском пареньке из Башкирии – укрытой государственным флагом солдатской койкой в казарме, портретом в рамке на стене...

И еще был бой, не менее тяжелый – у превращенного бандитами в базу отдыха от разбойных дел Голубого озера, где четверо пограничников погибли и 14 получили ранения. А через три года нашумевший на всю страну "спиртовый скандал" в связи с попыткой контрабандного провоза спирта через североосетинский участок границы. Вставшим заслоном у пунктов пропуска "Северный пор-тал" и "Верхний Ларс" железноводцам приходилось иметь дело с десятками разъяренных, бросающих свои спиртовозы на прорыв водителей.

— Сумасшедший дом был, иначе не скажешь,— вспоминает замкомандира батареи Андрей Морозов, начинавший служить в отряде сержантом-контрактником, а ныне младший лейтенант. — На пять километров в три-четыре ряда машины, ругань, угрозы... Хотя где нам вообще легко приходилось?!

А действительно – где? Вот вроде бы спокойный участок границы – в горах Карачаево-Черкесии. Но ожидавшийся прорыв из Абхазии банды Гелаева сразу перевел его в разряд самых напряженных. Отряд же, как всегда, на "передке" – у кромки ледников, в паре километров от абхазской территории. Кстати, именно на черкесском участке он отличился и совсем недавно, в конце апреля. Шпионил ли там гражданин Великобритании Джозеф Уильям Ф., или и впрямь заблудился – вопрос отдельный, в компетенцию пограничников не входящий. Но взяли железноводцы его в запретной зоне четко. Точно так же, как берут сейчас браконьеров, промышляющих на Каспии. Одних осетровых на астраханском и калмыцком направлениях ими изъято за месяц более 15 тонн.

Живут же при этом в полевых условиях. Тоже особенность! С одной стороны, сам отряд дислоцирован в городе-курорте, а с другой... На многих линейных заставах Северо-Кавказского регионального управления ФПС РФ служба куда комфортнее. Потому как работа железноводцев на выезде, длящаяся по нескольку месяцев подряд, – это палатки, отсутствие элементарных бытовых удобств, психологически тяжелый отрыв офицеров от семей. Бывает, кто-то и не выдерживает.

Взять историю недавнего побега с оружием рядового Александра Лягинова. Удрал с поста ныне осужденный на два года дисбата сибирячок не без причины – недоброе письмо из дома получил. Но факт остается фактом: удрал! Не только сломав свою судьбу – по сути предав товарищей. И тем не менее...

— Это, как в семье, где всякое может случиться, — говорит заместитель командира отряда по воспитательной работе подполковник Геннадий Троян. — А в целом... Я человек здесь новый и потому свежим, что называется, глазом хорошо вижу: боевые традиции для бойцов и командиров – не пустой звук!

И это главное. И не случайно рядовые Сергей Захаров и Александр Журавлев, находившиеся в момент нашей встречи в не-обычном наряде – при палаточном храме, в один голос заявили: нет-де, не жалеем, что сюда попали служить. И попросили передать родным через газету, что у них все в порядке!

* * *

А "дембеля" тем временем уже убыли домой, и на их замену готовятся выехать на горячие участки границы вчерашние "салаги". Потому казармы почти пусты. И отряд живет, как обычно по весне, ожиданием нового пополнения.

Александр АЛЕКСАНДРОВ

Отряд особого назначения / Газета «Ставропольская правда» / 28 мая 2002 г.