На эту тему, вспомним, дискутировали: деловой немец Штольц – или не деловой, зато "наш" Обломов? Но вообще проблема оказалась переведенной в разряд метафизических, как бы и не решаемых для России. В лучшем случае профессионал – это крупный управленец: на Западе и Ростропович – профессионал.

Но у нас до сих пор нет единиц измерения. Раньше меряли грамотами. (Уехавшие "туда" знают: профессионализм измеряется в долларах). Так что же, нам не нужны профессионалы? Еще как нужны! Хорошие врачи, учителя, чиновники. Еще больше необходимы профессиональные родители, потому что мать и отец – тоже профессия...

И все-таки истинные профи случаются – и живут они среди нас.

Кажется, лет 20 назад тонкая, умная Нина Черкашина, пианистка и бывшая одноклассница, пригласила меня в гости: "Приходи, познакомлю с подругами, это лучшее, что есть в нашем городе". Подруги оказались молодыми преподавательницами Ставропольского музыкального училища – ироничные, приятно-веселые. Разумеется, они музицировали, причем с необыкновенным вдохновением. Так в домашнем варианте передо мной предстал музыкальный Ставрополь, по крайней мере, некоторая его часть. Вот официальная культура, а вот живые носители – совсем не одно и то же. Но вообще атмосфера, стиль общения неожиданно напомнили какую-то другую страну – Россию, знакомую лишь по книгам: музыкальные салоны, хорошая русская речь... Мимолетное, конечно, чувство, но именно оно-то и запомнилось.

Среди новых знакомых мое внимание привлекла Светлана Бородина, чем-то она выделялась – внутренним спокойствием, что ли. Потом мы еще не раз встречались. Было известно, что она – музыковед, преподает с десяток музыкально-теоретических дисциплин, но по-прежнему загадкой оставалось ее удивительное спокойствие... И вот Светлана Александровна сидит передо мной, будто не было этих двадцати лет, такая же ясная, невозмутимая. Я спросила ее прямо и просто: "В чем секрет этого спокойствия?" Прямо и просто ответила она: "В профессионализме". Но, помолчав, добавила: "В готовности к любому повороту жизни"...

Полгода назад Светлана Бородина стала директором музыкальной школы N2. Тем не менее из училища искусств (бывшее музыкальное) она не ушла, преподавание – любимая профессия. Теперь на ее ответственности 400 учеников, полсотни преподавателей и столько же студентов училища – большая музыкальная семья.

Светлана Бородина хотела стать врачом. Но в 25-й школе, где она училась, литературу преподавала Раиса Казачкова. В конце 60-х, когда страна, в общем, не слыхивала о Бродском и Мандельштаме, она читала их стихи ставропольским подросткам, невероятно! Первая собственная догадка Светланы – "культура – это же счастье!" – в течение жизни обрастала аргументами. Культура проникает в нас звуками Моцарта, красками Матисса, чеховской печалью – с этого начинается поиск самого себя. Позже поняла, что истинными профессионалами оказались те педагоги, которые выучили ее не только на музыковеда, но и на человека, чтобы "душа сбылась"... Закончив в 1979 году Ростовский музыкально-педагогический институт, Светлана Бородина вернулась преподавать в то самое Ставропольское музыкальное училище, в котором еще недавно училась сама. Чувство, вынесенное ею из альма-матер, превратилось в фундаментальную установку жизни. Педагог – это человек, который должен "быть, а не казаться", и это защита профессионала от самого себя: собственного тщеславия, эгоизма, иллюзий...

Она опытный педагог – 23 года в сфере образования и культуры. Прекрасный психолог: ее первый разговор со студентами – точное распределение ответственности: "Если вы хотите научиться, вы и научитесь". Но дело даже не в том, что она говорит верные и необходимые вещи. А в том, что в ней сосредоточена сила иного рода – обаяние личности, привлекательное несходство с другими, честный взгляд на мир. Каким-то образом дети об этой силе обычно знают и мстят педагогу, если его личность не проявлена. Но и Светлане Бородиной известна самая печальная тайна детства, суть которой в его исчезновении. "Дети – наши гости на Земле". На таких откровениях держится любовь к профессии. Но мне, признаюсь, в ней особенно интересен ее дар внутренней жизни, существующей по заповеди: первичен духовный хлеб, вторичен – насущный. Такова вообще неизбежная логика человека культуры или культурного человека. Живущие "по канону" находят опору в самих себе, и это еще один аргумент в доказательстве: "культура – это же счастье!"

Иными словами, такие педагоги – ценность, они создают свой стиль, их принимают ученики... Но умные, яркие учителя в общем не редкость. Однако не у всех получается существовать в "зоне комфорта". У Светланы Бородиной получается. Почему?

– Видите ли, причина часто кроется в отношениях с собственными детьми. Если ученик может выбрать себе учителя, то дети выбрать себе родителей никак не могут. Чтобы стать первым педагогом своему ребенку, нужна очень большая нравственная и психологическая самопроверка. Учитель не может не знать, что отношения с собственными детьми определяют его отношения с чужими. Если это не получается, профессионализм под вопросом...

Значит, у Светланы Бородиной, как мы теперь говорим, "ноу проблем" с детьми? (У нее есть 20-летняя дочь Катя).

Профессионал не тот, у кого нет проблем, а тот, кто умеет их решать.

Что ж, Катя действительно интересная личность. Ее первое самостоятельное постижение: "Мама, дети не умеют учиться, просто трагедия!". Сама Катя закончила школу с золотой медалью, знает три языка, училась в вузе в Ставрополе, который затем сменила на более привлекательный в Питере, часто бывает в Москве, дома шутит: "Москва – это чай, Петербург – кофе". Родители воспитывали Катю так, как это делают умные режиссеры, открывая гениальность в своих актерах: "Ты умная, добрая, талантливая! У тебя все получится! Ты единственная"... И Катя вошла в образ, стала такой. Парадоксально, но именно новая административная работа будто вернула Светлану Бородину в детство ее дочери. Когда взрослые посмеивались над Катиными проделками, та нервничала и говорила: "Вам весело, а я тут приключаюсь". Из подобных наблюдений Светлана Александровна вывела одну из своих любимых педагогических заповедей. То, что для детей серьезно, взрослым смешно, а то, что так серьезно для взрослых, попросту смешит детей. Для нее это формула неосуществленных возможностей, и вот каких.

Мы привыкли уповать на экономику как на наше единственное спасение. Но на самом деле решающие сдвиги происходят не в производстве и даже не в финансах, а в культуре и психологии, в их фундаментальных установках. Уже сегодня понятно, что успех развития в мире определяет интеллектуальный труд, но его эффективность напрямую зависит от творческого состояния человека. И это состояние можно воспроизводить – кстати, одна из реальных задач России. Из этого понимания выросли ее уверенность в необходимости открыть в детской музыкальной школе эстрадно-джазовое отделение. Если, конечно, не отмахиваться от действительных и уже потому не смешных детских интересов. "Да, подростки хотят гармонично существовать со своей средой, но, подумайте, – говорит Светлана Бородина, – в каком музыкальном ландшафте они живут? Кто занимается их музыкальным просвещением? Пока, в основном, улица, а это примитив".

Тут надо вспомнить, что Светлана Бородина училась в Ростове, втором после Петербурга джазовом центре России. В Ростове практически в каждой детской школе есть эстрадно-джазовое отделение. А в Ставрополе вот уже 12 лет Светлана Бородина – бессменный ведущий ставропольских джазовых фестивалей. Ее интеллектуальный стиль и волевой юмор, столь любимые в нашей публике, определяют интонацию фестиваля, а еще в числе других она определяет культурную интонацию города. Кажется совершенно закономерным, что именно она, директор, мечтает о расширении возможностей своей школы, но...

– Но культура – явление элитное, без денег не существует, однако отделение мы откроем.

– Как?

– Главное, быть готовой внутренне. Удача любит подготовленных.

И все-таки... Какое наслаждение прийти после работы домой, забыть о директорских хлопотах, встретиться с друзьями... Сесть тихо в уголке, слушать и молчать. "Было хорошо, но стало лучше" – тоже из ее знаменитых установок. У нее прекрасные помощники, талантливый коллектив. Но она знает, что есть вещи, которые должен сделать только директор – взять всю полноту ответственности на себя...

* * *

Говорят, профессия больше всего похожа на любовь. А в любви, говорят, каждый имеет то, что он заслужил.

Светлана СОЛОДСКИХ

Похоже на любовь... / Газета «Ставропольская правда» / 7 марта 2002 г.