Эдуард КОРНИЕНКО (фото)

– Мужчина должен брить бороду! – сказал Федор Нестеренко. И я воспринял это как руководство к действию. Во-первых, сама моя пегая щетина, которая называется "недельной небритостью" и вроде бы придает обладателю ее налет мужественности, надоела. А во-вторых, Федор знает, что говорит. Большего специалиста в куаферном искусстве в нашем крае, пожалуй, и нет. Если кому неизвестно слово "куафер" – то в просторечии это просто парикмахер.

То есть это в нашей стране, затюканной разнообразными ограничениями, нехваткой всего и вся, дефицитом обслуживания, мастеров-куаферов обозвали "парикмахерами". Ну, они и стригли соответственно: "под полечку", "под бокс", а то и "под нуль". Опять же для тех, кто таких времен не помнит: "под нуль" – это когда на голове вместо роскошных кудрей остается коротенькая щетинка. Правда, и сейчас некоторые предпочитают такую стрижку. Но это совсем другая история...

Банальная фраза: "В последние годы у нас многое изменилось". Как бы банально это ни звучало, но изменилось действительно очень многое. И не в последнюю очередь отношение людей к самим себе. Мы перестали ставить во главу угла туманные "общественные интересы", свою однородность и равенство, а стали чаще думать о каждом человеке в отдельности. Нет, патриотизма, любви к родине не уменьшилось, просто мы начали понимать, что общество складывается не из однородной массы, а из людей. Разных и по-разному думающих, живущих и выглядящих.

Федор Михайлович Нестеренко фанатик красоты. Я встретился с ним несколько лет назад, когда он возглавлял парикмахерскую студию-школу при Дворце культуры и спорта профсоюзов. Сделал материал для газеты, уже тогда поразившись увлеченностью этого человека своим делом. Делом непростым, требующим не меньшей отдачи себя, чем, к примеру, не побоюсь этого сравнения, живопись или скульптура. Только там художник имеет дело с бездушными предметами: холст, краски, камень, бронза. А здесь мастеру необходимо показать всю красоту живого человека. Не только внешнюю, но и внутреннюю. Первоначальную.

Это не я такой умный, это меня Федор Михайлович просветил. О деле своей жизни, о своем искусстве он может говорить бесконечно, не нужно даже задавать наводящие вопросы. Но кроме того, что он куафер, Нестеренко еще и директор "Салона красоты". И вот, когда речь заходит об этом предприятии, тут в ход идут какие-то штампованные, казенные фразы. А что поделаешь? Директор суть администратор.

И как-то так повелось, что администраторы у нас выражаются особым стилем, ни на что не похожим. Поэтому и говорили мы в основном не о "Салоне" как организации, а о людях, в нем работающих, о перспективах развития, о нынешнем состоянии парикмахерского искусства у нас, на Северном Кавказе, о планах близких и дальних.

Нестеренко и его соратники, еще работая в студии "Н", проводили в крае семинары по развитию парикмахерского искусства, организовали для всего нашего региона чемпионат "Созвездие Кавказа". А потом Федору Михайловичу предложили возглавить "Салон красоты" в краевом центре. Салон был предприятием известным, но несколько запущенным. Требовался капитальный ремонт, обновление инструментария, косметической продукции. Все это с течением времени было сделано. И большинство прежних мастеров, работавших в салоне, остались на своих местах. Хотя пришли и молодые. Работают, учатся, участвуют в конкурсах. Есть среди них и чемпионы России.

Тут я не удержался, чтобы не спросить: "А что же чемпионов мира нет?". Оказывается, чемпиона мира "делают" не один год. Нужно мощное информационное обеспечение, долгие тренировки, целая команда, которая работает на будущего чемпиона: визажисты, стилисты, дизайнеры по костюмам. Пока это доступно только москвичам. Там все же расположено управление Союза парикмахеров. Но, может быть, в будущем, не таком и отдаленном... Сейчас вот пять человек из ставропольского "Салона красоты" пригласили на стажировку в столицу. Заключили с ними полугодичные контракты, и работают они в новом, только что открывшемся, самом современном салоне. За эти полгода стажеры будут учиться, посещать специальные семинары. И Федор Михайлович совсем не боится, что кто-то из его питомцев останется в Москве. Корни-то – здесь.

Сейчас его задача – сделать "Салон красоты" одновременно и элитным, и доступным для людей. На первый взгляд, это как бы и невыполнимо. Раз элитный – значит, для определенного, узкого круга, для способных заплатить за свою красоту достаточно большие (по общепринятым меркам) деньги. Нет, говорит Нестеренко, красота стоит денег, но не сумасшедших. Стоимость услуг в салоне осталась на уровне 1999 года, увеличилось их количество – до 16 видов. Главное, чтобы человек мог выбрать то, что ему по карману, и не падать в обморок при виде прейскуранта.

В "Салон красоты" люди ходят по многу лет, ходят семьями. И здесь есть важный пунктик. Парикмахер, настоящий мастер должен быть и опытным психологом, очень коммуникабельным и деликатным. Не замечали за собой такого: садитесь в кресло и, пока мастер работает, в процессе общения вы ему много чего о себе можете рассказать? Правда, это как тайна исповеди – остается между клиентом и мастером. И мастер должен найти подход к каждому: с одним посмеяться, с другим разговаривать серьезно, с одним потише, с другим погромче. Так что умение общаться для мастеров парикмахерского искусства – необходимое условие успешной работы. Клиент становится приятелем, другом. Мы с друзьями, наверное, реже видимся, чем с парикмахером. С другом и по телефону можно поболтать. А как стрижку по телефону сделаешь?

Вот, кстати, а как часто нужно посещать парикмахерскую? Федор Михайлович убежден: для мужчин и женщин частота примерно одинаковая – раз в месяц. Но многие приходят и через две недели, и каждую неделю. Тут все зависит действительно от финансовых возможностей человека и от его стремления выглядеть красиво. То, что выполня-ется руками, конечно, стоит денег. Но, к примеру, в развитых странах услуги куаферов ценятся только чуть ниже услуг юристов и врачей.

Став директором "Салона красоты", Нестеренко творчества не бросил. Уже тридцать лет он работает в куаферном искусстве и, как признается, просто уже не может остановиться. Рабочий день – обычно 14 часов. А по субботам – преподавание в школе повышения квалификации и обучения парикмахерскому искусству. Здесь же, при салоне.

В сентябре этого года предстоит чемпионат России. Но года три уже команда края и Ставрополя не выступала на соревнованиях такого уровня. Немного успокоились на прежних лаврах, да и забот других хватало. Теперь нужно готовиться, формировать команду. Это как в большом спорте: не будешь тренироваться, участвовать в соревнованиях – потеряешь квалификацию. Останавливаться нельзя ни в коем случае.

* * *

А бороду я сбрил. И не жалею, честное слово.

Игорь ПИДОРЕНКО

Первоначальность красоты / Газета «Ставропольская правда» / 1 марта 2002 г.