Перво-наперво к невесте засылались сваты. Желательно, конечно, чтобы жених сказал сватам адрес невесты, а то им ведь все равно, где пить.

Когда сваты шли по деревне, все местные девки норовили затащить их к себе. Поэтому первыми замуж выходили самые сильные и здоровые девки. Так совершался естественный отбор. Вообще-то издревле русские девушки мечтали выйти замуж за печенега или монгола и уехать. Это было престижно. Была даже такая поговорка: "Увидеть Улан-Батор и умереть!"

Первым делом отец невесты подносил сватам кукиш под нос. Кукиш трижды целовали и говорили: "У вас – товар, у нас – накладная!"

Считалось, что ежели сваты навеселе, то свадьба обязательно состоится, а уж коли, не дай бог, трезвые — то начнут придираться, и тут уж пятьдесят на пятьдесят ("фифти-фифти", как говаривали на Руси).

Тем не менее родители невесты должны были поначалу говорить, что невеста, мол, хроменькая да кривенькая. Но увлекаться, конечно, не следовало. А то бывали случаи, когда говорили, что, невеста, дескать, в соседней комнате мертвая в гробу лежит. Иногда, несмотря на все предупреждения, сваты ужасались выбору жениха. Кстати, и жених чаще всего до самой свадьбы не знал, как выглядит невеста. Да и невеста тоже не знала, как она сама выглядит. Зеркала были большой редкостью.

После достижения компромисса со сватами отец, как правило, выкатывал на двор бочку пива и начинал пить, а мать выкатывала глаза и начинала выть. Тем временем невеста, согласно традиции, сидела в избе и вышивала своему суженому специальную тряпочку, в которую он должен будет молчать всю совместную жизнь.

Наряжая невесту к венцу — в колготки из тончайшей бересты, в кокошник из белоснежного ватмана, — подруги должны были причитать: "Ой, да почему же он выбрал такую жабоньку болотную? Ой, да кто же теперь нас, красавиц писаных, замуж возьмет?.."

Потом нарядная невеста шла в церковь, а подруги шли следом и громко пели прощальную песню.

Из церкви молодых встречали хлебом-солью, чаем-сахаром, водкой-огурцом. И начиналась свадьба! Иногда свадьбы гуляли неделями и даже месяцами. Случалось, что жених с невестой расходились раньше, нежели гости.

Что касается поведения гостей за столом, то здесь тоже существовали определенные правила. Человек, который вытирал руки о скатерть или, хуже того, о хозяйское полотенце, рисковал на всю деревню прослыть невоспитанным человеком. Руки во время трапезы следовало вытирать о волосы.

Под занавес пиршества родители жениха по традиции обращались к молодым с напутственным словом: "Дети! Уступайте друг другу! В транспорте ли, в жизни ли..."

Нельзя не упомянуть и о том, что в древнеславянских селениях дрессировали специальных собак-санитаров, которые выносили на себе людей со свадьбы.

Второй день на русских свадьбах, в отличие от первого, проходил тихо. Все двигались медленно, степенно, пели вполголоса, иногда шепотом, песни про рассол, про холодный квас, минеральную воду.

Танцевали медленно, полусидя, лежа...

* * *

Кардинально упрощен процесс сватанья в д. Стремянкино, где все избы объединены в единую компьютерную сеть. Вечером на дисплее компьютера у предполагаемой невесты появляется надпись: "У вас товар, у нас купец". Далее сообщаются характеристики и параметры кандидата в женихи. Зачастую даже на покос девки берут с собой ноутбук с модемом, чтобы не упустить свое счастье.

Очень интересный обычай вообще не засылать никаких сватов, не устраивать никаких свадеб, а жить с кем ни попадя, мы записали в селе Гуляево, Тульской области.

"Красная бурда"

Cватовство и свадьбы / Газета «Ставропольская правда» / 1 марта 2002 г.