Такая участь ожидает минераловодский поселок Верхний, состоящий из домов барачного типа. Здесь долгие годы с угрозой для жизни и здоровья проживали 25 семей.

В советские годы, когда камнеобрабатывающий завод интенсивно разрабатывал гору Змейку и добывал ценные породы камня и щебня, возникла угроза экологическому благополучию региона Кавминвод: взрывы в карьерах могли негативно повлиять на формирование минеральных источников. Более того, активизация взрывных работ способствовала росту радоновых излучений из потревоженной земной коры. Забившие тревогу экологи добились постановления Совета Министров РСФСР, которым в начале 80-х годов была запрещена разработка карьеров. Их законсервировали, а жителям поселка, проживавшим у подножия Змейки в двух шагах от завода, тогда же было обещано отселение из опасной зоны.

Две семьи за счет местного бюджета удалось переселить почти сразу. На остальных средств не хватало. Из федерального бюджета их помог "выбить" депутат ГДРФ В. Катренко, и в 1999 году Минераловодская территориальная госадминистрация стала дольщиком с нефтяниками из Тюмени, выкупив в строящемся ими доме целый подъезд для переселенцев.

Однако ближе к моменту получения ключей от квартир выяснилось, что семей уже не 25, как было предусмотрено программой переселения, а 31. Шесть – вновь созданные или увеличенные путем деления (разводов). Часть из них давно в поселке не проживает, снимают квартиры в городе или живут у родственников. И с ними пока вопрос предоставления жилья остается открытым, хотя со счетов этих людей власти не сбрасывают. Тем более что из выделенных для переселения бюджетных средств осталось еще два миллиона неосвоенных рублей, на которые есть намерения построить квартиры в том же доме.

Сегодня в поселке Верхнем пусто и тихо – жильцы приводят в порядок новые квартиры. В одном из домов-бараков удалось застать только бабу Груню – Агриппину Горлову, 1915 года рождения. Старушка с сыном-пенсионером прожила в поселке всю сознательную жизнь – в удручающей нищете, в маленьких комнатках с печкой, которую топили дровами. Удобств баба Груня не знала, ванну принимала в сарае, летом нагревая воду на солнце. Часто сидела без хлеба: идти пешком в город от поселка – четыре километра, на маршрутку не было денег. Рада ли переезду в однокомнатную квартиру? Сама не верит, что такое случится. Говорит: лишь бы дожить до этого момента, здоровье совсем плохое стало.

Опустевший поселок производит зловещее впечатление. Когда отсюда съедет последний житель, этот населенный пункт будет в буквальном смысле стерт с географической карты края. Во избежание, как говорит заместитель главы Минераловодского муниципального образования Е. Ковалев, появления здесь притона для бомжей, наркоманов и прочих асоциальных элементов.

Минераловодский район

Елена САРКИСОВА

"А бараки сровняем с землей..." / Газета «Ставропольская правда» / 20 февраля 2002 г.